Существует ли «игровая зависимость»?

26.11.2010 17:50

Сегодня мы поговорим о набирающей обороты теме «зависимости от компьютерных игр». Что это такое, опасно ли, а главное — существует ли в природе само явление, по поводу которого столько шума.

ДЕНИС ДАВЫДОВ

Существует ли зависимость от завтрака?.. Вообще, на этой фразе можно было бы закончить статью.

Безусловно, человек, привыкший завтракать вскорости после пробуждения, будет испытывать сильные неудобства, не пожрав. Его будет донимать желудок, требующий порцию веществ для организации сладостного акта пищеварения. Но можно ли это назвать зависимостью? Ну-у... можно. Насколько эта зависимость пагубна? Ну-у... скорее полезна. Тяжело ли от нее избавиться? Ну-у... а надо?

Занимаясь коллекционированием марок, впадаем ли мы в зависимость от этого хобби? «Я завишу от марок...» Брр! «Они приходят ко мне ночью... и наклеиваются на мою подушку...» А телевизор по вечерам? «Голубой экран... он манит меня...» Разведение рыбок? «Задать корм... задать корм... задать корм...» Чтение в метро? «Ничего, что уже моя станция! Я подержу двери, пол-абзаца осталось...» Интерес к автомобилям? Интерес к сексуальным связям? Интерес к...

И хватит смеяться — все это формы зависимости. И утренний бутерброд... с маслом... и вечерний секс... с рыбками... Есть еще, например, никотиновая зависимость. Она не только психологическая, как ранее названные, но и физиологическая. Увы, в отличие от бутербродов, от курения гораздо труднее отрешиться... Ну и как вы считаете, содержит ли увлечение играми явно выраженную физиологическую зависимость? «Я не играл три дня... у меня озноб... и колики...» Угу, конечно, щас.

Любое увлечение захватывает. И порождает зависимость, едва заметную или штормовую. Мы такими созданы изначально. И?

СЕРГЕЙ ЗВЕРЕВ

Слово «зависимость» сразу вызывает ассоциации с наркоманией. В памяти всплывают страшные слова — кокаин, героин, опий, а перед глазами проплывают картинки грязных шприцов и вконец опустившихся граждан.

Если мы попытаемся поставить в тот же ряд нашу любимую игру с забавными дракошами или зайчиками, это наверняка вызовет смех. Ну спрашивается — какой тут вред, какая тут ломка, какая тут зависимость. И действительно — строго в медицинском смысле даже чрезмерное увлечение компьютерными играми не есть патология, и вы ничегошеньки об этом не прочтете ни в справочниках каких-либо ассоциаций психиатров, ни в международном каталоге ВОЗ.

Но все ли так просто? Действительно ли игры — это просто «фан», а раз фан нам нравится, то мы и стремимся и дальше его получать? Похоже, дело обстоит чуточку сложнее. И это можно хорошо показать на примере современных ММОРПГ. Разработчики игр неплохо разбираются в психологии игроков и стараются не просто дать им абстрактное развлечение, а удовлетворить глубокие потребности человека. Удовлетворение — удовольствие. Их тут несколько: удовольствие от выполненной задачи, удовольствие от вознаграждения за работу, удовольствие от личных достижений, удовольствие от чувства свободы, удовольствие от совместного решения задач.

Все эти вещи очень нужны нам в реальной жизни, но получить их в онлайновой игре несоизмеримо проще. При этом хоть умом мы и понимаем, что эти достижения виртуальны, но в момент их получения испытываем такие же эмоции, что и в условиях реальных задач. Очень может быть, что при убийстве босса в игре выделяются точно такие же гормоны, что и при победе над реальным противником в драке.

Означает ли это, что игры вредны? Как и везде, разница между нормой и патологией в той дозе, которую вы принимаете, и в тех эффектах, которые игры оказывают на вашу реальную жизнь. Не спите уже три дня, а не мылись месяц, потому что рейды не дают? У вас проблема. Играете в свое удовольствие, и у вас все хорошо «в реале»? У вас нет проблем.

АЛЕКСЕЙ ШУНЬКОВ

У многих слов, оказавшихся на слуху, всегда есть два значения. Одно — научное, проистекающее из фактов, второе — народное, мифологическое. В его основу ложатся обрывки слухов, выдернутые из контекста фразы, отдельные сюжеты телепередач... Родившийся миф мигом обрастает подробностями и вскоре становится во много раз «тяжелее» своего научного коллеги, вытесняя его из смыслового поля обывателя.

Иначе говоря, мифологическое значение слова нередко оказывается реальнее своего онтологического собрата. Допустим, липофильный спирт холестерин интересует жалкую горстку врачей и химиков. А холестерин как адски вредное жирное вещество породил многомиллионную индустрию (в основном по печати этикеток «без холестерина»). Вирус H1N1 едва накормил пару ученых, а вот пандемический свиной грипп перепугал весь земной шар, вылился в тонны сывороток и десятки тысяч рабочих мест. Миф отрывается от объекта и живет своей жизнью — настолько самостоятельной, что уже по большому счету не важно, существовал ли когда-нибудь сам объект.

Так и с «игровой зависимостью». Существует ли она? Без сомнения! Ведь от нее лечат психологи, из-за нее не спят по ночам мамы, распадаются семьи. Это совершенно реальные события, живые деньги, настоящие судьбы: глупо было бы утверждать, что их причина не существует в природе.

Как существует и холестерин — это подтвердит вам любой врач. Правда, следом он добавит, что 80% вещества организм вырабатывает сам, и пища тут особой роли не играет... но это для мифа уже не существенно. Многие, как и прежде, будут выбирать продукты «без холестерина». И верить, что компьютерные игры — хуже наркотика.

 

2020 © "wot-force.ru". Все права защищены. Карта сайта.