Мой взгляд на Фоллаут 3. Вернулась ли легенда?

Fallout 3.

Иногда они возвращаются…

Не так уж много есть игр, которые не стареют. В которые с удовольствием играют спустя много лет после выхода, перепроходя по 5-6 раз. Серия Fallout как раз из таких. Серия-легенда, созданная не менее легендарной студией Black Isle. К сожалению, даже творцы легенды порой умирают – «Чёрный остров» распался, оставив игровую общественность горевать о так и не вышедшей третьей части.

Однако не так давно появилась информация, что права на Fallout приобрела Bethesda. Есть повод для ликования? Но к радости примешивалось сомнение: смогут ли создатели совершенно другой по стилистике и игровому процессу серии The Elder Scrolls в новом Fallout’е и старые традиции сохранить, и органично вписать новые идеи? По мере того, как игроки получали новые сведения о разработке третьей части, эти сомнения крепли. Кое-кто и вовсе назвал новый Fallout «Oblivion’ом с пушками». Так ли это?

Ваш покорный слуга решил проверить. Первые же минуты игры заставили испытать глубокое уважение к Bethesda – такого интересного и стильного процесса создания персонажа я ещё не видел. После того, как игрок прошёл свой путь от новорожденного младенца до взрослого юноши, игра сразу же бросает его в водоворот событий. Морально-этические выборы приходится совершать с самого начала. Впрочем, не буду повторять описанное Unleashed’ом в рецензии для ЛКИ – остановлюсь на наиболее зацепивших меня моментах. И главный из них – великолепная атмосфера, достигаемая с помощью глубочайшей проработки мира, вплоть до мельчайших деталей. Вот несколько примеров:

… перед дверью родного Убежища нашего героя мы видим множество скелетов, всё ещё сжимающих костяными руками транспаранты с намалёванными надписями: «Впустите нас!», «Мы не хотим умирать!». Эти люди до последней секунды пытались спастись от неумолимой смерти – но двери Убежища закрылись перед ними, обрубая надежду.

… на скале перед входом в Убежище есть табличка – «Панорамный вид». И действительно, с этой скалы открывается захватывающая дух картина Столичной пустоши. Далеко внизу простираются развалины домов, кое-где торчат проржавевшие рекламные щиты с ещё читающимися надписями, а дальше, сколько хватает глаз, простирается холмистая равнина. А на горизонте виднеются циклопические руины Вашингтона.

Дальше – больше:

... ожесточённая перестрелка с рейдерами в здании бывшей школы, увешанной изуродованными телами несчастных жертв. На сей раз извергам не повезло – не на того напали…

... гигантский купол города Мегатонны, старый робот-привратник и безумный святоша, читающий проповеди рядом с неразорвавшейся атомной бомбой.

… раздающиеся из радио мелодии, порой прерываемые ироничным голосом ди-джея Тридогнайта, едко комментирующего происходящие в Пустоши события.

… шарообразный робот Анклава, кругами летающий по пустынной дороге и оглашающий её агитационными речами президента Эдема. Речами, которые некому слушать…

… найденные в пустошах растерзанные останки караванщика и его брамина. Жизнь в пустошах стоит меньше, чем крышка от Ядер-Колы.

… шок от вида первого кентавра – и руки, которые долго тряслись уже после того, как мерзкую тварь размазало по бетону очередью из минигана. А ведь это когда-то было человеком…

… бешеные прыжки по набережной заражённой радиацией реки в попытках уклониться от ракет, пускаемых супермутантом с другого берега, и таки достать его очередью из своего автомата.

… багровая пелена ненависти к Волт-Тек, застилающая глаза героя. Он только что вылез из очередного Убежища, узнав очередные жуткие тайны проводимых корпорацией экспериментов и истребив несчастных жертв этих экспериментов.

… неправдоподобно медленно из ствола снайперской винтовки вырывается пламя, в воздухе, медленно вращаясь, проплывает гильза – момент, проблеск мелькнувшей пули – и голова рейдера разлетается в клочья, а тело совершает невероятный кульбит…

… путешествуя по Пустошам, герой слышит в радио странный сигнал. Поискав его источник, он выжженную борозду в земле, проломленное здание – и разбитую летающую тарелку…

… включив одну из радиостанций, явственно слышится призыв о помощи забаррикадировавшейся в каком-то бункере семьи. Но, когда герой находит этот бункер, то внутри обнаруживает лишь давно мёртвые тела.

… в Ривет-Сити, в одной из кают, воздух наполнен странными жёлтыми испарениями. По полу ползает рад-таракан. Герой стреляет в него из автомата… Отлепляясь от противоположной стены и счищая с энергоброни копоть, он думает, что не стоило ему стрелять среди этих странных испарений.

… подбитая несколькими меткими выстрелами машина расцветает миниатюрным ядерным взрывом – а через секунду вся заброшенная автостоянка превращается в настоящую огненную феерию…

… стоя на безопасном расстоянии от станции связи, герой наблюдает за величественным полётом атомных ракет. Сотни лет они ждали своего момента на уцелевшем спутнике и вот теперь по команде с древнего компьютера несутся к земле, чтобы вновь явить миру великолепие атомного ада.

… сорванная чудовищным взрывом многотонная бронированная дверь секретной базы Анклава, словно пушинка, улетает вдаль…

Герой присел на край обрыва, положив рядом с собой снятый шлем энергоброни и плазменную винтовку. Позади догорал Рейвен-Рок. Порой раздавались взрывы – это рвалось что-то на складах боеприпасов Анклава. А перед героем расстилалась Столичная Пустошь. Почти как несколько дней – целую жизнь – назад, когда он только вышел из своего Убежища. Медленно вращающиеся лопасти ветряков у превратившихся в скелеты ферм, изломанный хайвэй, гротескной дорогой в небо протянувшийся над всей Пустошью, развалины Вашингтона на горизонте, дырявые антенны локаторов и трубы атомной станции вдалеке… Когда я успел так вжиться в этот мир? Когда из картинки на экране он превратился в новую реальность?

Да, господа. Этот мир – жив. При желании у него можно найти немало недостатков – это и чрезмерно простые ролевая и диалоговая системы, и упрощение параметров брони, и отсутствие описания предметов… Но всё это меркнет перед главным: в Пустошах можно жить. Пустоши живут по своим законам – и дело каждого игрока, какой дорогой он пойдёт. Свобода, огромный и по-настоящему интересный мир – вот что главное.

Легенда вернулась, в этом нет сомнений. А станет ли Fallout 3 новой легендой? Поживём – увидим.

После этой игры я не могу спокойно смотреть на улыбающееся лицо Пип-Боя. Потому что знаю: за весёлой физиономией – морда чудовища, по сравнению с которым Смертокоготь не более чем котёнок.