Fallout 3: Бой за Эвергрин-Миллс

Лишь тот достоин жизни и свободы,

Кто каждый день идет за них на бой...

Иоганн Вольфганг Гете «Фауст»

Серый, холодный свет постядерного солнца проник чрез решетчатые ворота метро и, пробежавшись по лицу, заставил меня проснуться. Я резко поднялся и схватился за правый бок, который тут же заныл от боли. Вчерашняя встреча с яо-гаем возле форта Баннистер дала о себе знать. Слышал о них много, а увидел впервые. Жуткое зрелище, прямо собака Баскервилей какая-то мутированная. Два выстрела из обреза в туловище животного не произвели на него никакого впечатления, а вот удар его мощной лапы отбросил меня на несколько метров назад и заставил мысленно попрощаться с грешной Пустошью. Но мне повезло, какой-то бродяжий охотник отвлек монстра выстрелом и я, воспользовавшись паузой, перезарядил обрез и добил "малыша" двумя неплохими попаданиями в голову. Правда, сегодня бок прошитый насквозь когтями медведя бешено болел, не помогали даже два стимулятора вогнанные в него ночью.

Закурив предпоследнюю сигарету, я вышел из метро, подставил свое лицо бледному солнцу и мысленно проверил свои карманы. Да, продовольствия осталось не много. Стимуляторы на исходе, антирадин тоже, из пищи только жилистое мясцо бродячей собаки, которая имела неосторожность вчера на меня наброситься.

Я посмотрел на юг. В Мегатонне услышал сплетню, будто к югу от форта Баннистер рейдеры свили себе неплохое гнездышко, со всеми удобствами и с множеством припасов. Эвергрин-Миллс. Собственно туда я и добираюсь вот уже третий день. Очень знаете ли люблю поджарить жопу таким отброскам Пустошей как рейдеры, работорговцы, наемники и прочая шваль. Ну и конечно нарыть в их закромах чего-то интересного и полезного.

Выбросив окурок, ужасно сожалея об отсутствии метро, поездов, троллейбусов и других транспортных средств я побрел на юг. Солнце медленно поднималось над горизонтом начиная новый день и открывая взору пустую, выжженную войной землю. Одинокие кусты торчали средь голой Пустоши, их ветви напоминали копья, брошенные сильной рукой в небо, но застывшие под действием какой-то неведомой силы. Силы Атома, силы войны.

Впереди появились развалины дома. Типичная картина в этом мире: голая арматура, кое-где опоясанная разрушенным кирпичом, пустые окна и свист ветра меж их холодных стен. Я уже решил обойти домишко стороной, как вдруг услышал голоса. Смутные, обрывчатые, но все же человеческие голоса. Интересно, интересно…

Я тихонько подкрался к руинам дома и заглянул внутрь через одну из многочисленных дыр. Пятеро человек оживленно о чем-то беседовали. Они говорили про какой-то оазис на севере. Один из них даже имел карту на которой было указано место расположение оазиса. Судя из их слов, это был просто рай в нашей Столичной Пустоши. Много еды, лекарств, оружия и патронов. Все что нужно странствующему путнику. Такому как я.

Что ж, наведаемся при случае решил я и шагнул назад с намерением уйти восвояси, не показываюсь на глаза ребятам у которых только что украл их тайну. Но тут меня подвел дом, подставив под мои ноги кучу металлического барахла которое до одури звенело. Кажется попался, подумал я, и схватился рукой за дробовик. Кажется попались, подумали парни и бойко побежали ко мне.

После минутного «дружеского» разговора, во время которого я вовсю старался притворится идиотом случайно навалившемся на ту кучу мусора и ничего не слышавшим, а ребятки крутыми перцами, у нас вышло разногласие. Они, видите ли, решили убить меня. Ну что ж, не вы первые и не в последние за прошедший месяц…

Искусству боя их учить наверно было некому так как они сразу совершили глупейшую ошибку – начали палить по мне собравшись в одну большую кучу. Осколочная граната, метко брошенная мною в это столпотворение отправила к праотцам сразу троих из них. Очередь из автомата прекратила жизненные мучения еще одного, а последний, увидев что дела плохи, с криками побежал вдаль. Догонять его не имело смысла так как ничего социально ценного он из себя не представлял. Обшарив карманы остальных, я немного пополнил свой боезапас и двинулся дальше. К Эвергрин-Миллс. На юг.

Солнце поднялось уже достаточно высоко и стало немного жарковато, когда я увидел перед собой каньон, не Большой конечно, но тоже не маленький. Вот оно, екнуло сердце, наконец-то нашел. Да, в глубине ущелья пряталось логово одних из самых подлых и низких обитателей Пустошей - рейдеров. Что ж – постучимся в их дом. Вряд ли откроют – они никогда не открывают. Придется брать силой.

Предварительная разведка из-за камней показала что сплетник их Мегатонны меня не обманул – рейдеров здесь как рыбы в воде во время нереста. Пересчитал патроны – должно хватить.

Война никогда не кончается…. Под свист пуль, я бежал в укрытие которое наметил еще из далека, где-то над головой взрывались гранаты навешанные гостеприимными хозяевами, пот заливал глаза а о боли в правом боку уже совершенно забылось. По дороге точными выстрелами в голову завалил двоих, третьему прострелил ногу, и тот жалобно завыл бросив свой автомат. Я не преминул этим воспользоваться и пробегая мимо подняв его саданул мерзавцу прикладом в висок чем заставил его навеки заткнуться.

Дыра в скале оказалась хорошим укрытием – к ней можно было подойти только слева, прямо стоял вагон, справа эти идиоты сами заминировали всю тропу. Держа на прицеле левый угол скалы я дробил их головы как переспелые арбузы. У них даже не хватило интеллекта не соваться под пули. Перебив таким образом штук десять я выбрался из укрытия. Остальные надежно охраняли свои посты на другом конце логова. Что же, если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе подумал я и побежал меж вагонами. Град пуль осыпал железные остовы и они заныли как будто живые существа.

Оставшуюся часть вечера я провел весело и занимательно – бандиты стреляли, взрывали, кидались на меня с ножами и саблями, дубинками и монтировками. Повозился с «домашней собачкой» рейдеров – бегемотом-супермутантом, но тут на помощь пришел найденный возле Радио Галактики «толстяк». К вчерашней дыре в боку добавилась простреленная нога и плечо, лоб у меня был разбит, и кровь постоянно капала в глаза чем мешала прицелиться. Мои руки стали обгоревшими от огнемета – он хоть и здорово жарит рейдеров, но кое-что достается и хозяину.

Где-то в час ночи я заметил что в лагере стало почти тихо. Только кое-где журчала бегущая ручейком кровь, чьи-то ноги в предсмертной агонии отбивали последнюю дробь по крыше вагона, в загоне удивленно шептались рабы, а ночные птицы кружились над Эвергрин-Миллс в ожидании пира.

Вот и все, подумал я. На сегодня хватит, война закончилась. До завтра.

И снилось мне будто утром взошло солнце. Не это атомное солнце, а настоящее, веселое, беспечное, радостное. Солнце которое разбудило мир и в нем вновь выросли зеленые деревья и трава, появился чистый и нерадиоактивный воздух, а рейдеры, мутанты и прочая сволочь навсегда исчезла с лица земли. Как весной под лучами солнца исчезает снег.