Hearts of Iron 2: Doomsday

06.10.2006 16:02

Терпеливо, ценою большого труда,
Он рисует проекты и карты.
Он один воздвигает свои города
И свои водружает штандарты.

И, шагая под знаменем скорбной любви,
Он навек упраздняет погоны.
Как январь белоснежны его корабли
И прекрасны законы.

И, хотя он не скрыт от порочной среды
И от мрака жестоких наследий,
Если грянет беда, то причиной беды
Будет только коварство соседей.

М. Щербаков

Великий миротворец

Славно повоевав Российской Армией и с ее помощью очистив планету от капитализма, я несколько приустал от постоянной борьбы и задумался: а нельзя ли достичь мирового господства иным, мирным путем? Эта идея показалась мне очень соблазнительной! Ведь такого в мировой истории еще никто не пробовал!

Диаграмма: мирная экспансия Германии начинается.

Но мир «Дня Победы II» в первую очередь уважает силу. Армия, ВВС и флот легко выполняют всю политическую работу, успешно заменяя дипломатов. Грамотно отстроенные и хорошо развитые войска в совокупности с экономикой и наукой, полностью ориентированными на милитаризм, — это надежнейший и кратчайший путь к победе. (В рамках «Дня Победы II», разумеется: очень надеюсь, что в жизни все несколько иначе.)

Разве может добрый, невоинственный главнокомандующий пройти через грозовые годы Второй мировой войны, действуя не агрессией, а лишь убеждением и добрым словом? И не просто пройти, а привести свой народ к свободе, процветанию и — желательно — мировому господству? Для маленького несамодостаточного государства такой путь, естественно, обернется моментальным поражением: алчные соседи съедят его, не поперхнувшись. Поэтому для испытания идеи мирного сосуществования я выбрал одного из главных инициаторов Второй мировой войны — Германию.

Забегая вперед, пожалуюсь: вести мирную политику мне удалось ровно четыре года. В сороковом году меня вынудили «стать как все» и взять в руки оружие. Разумеется, моей вины в этом не было, я просто не смог противостоять «коварству соседей».

Наука прежде всего

Карта: мирная экспансия Германии начинается.

Итак, в 1936 году я возглавил истинных арийцев.

Взглянув на экономико-политическую карту Германии, я, выходец из Страны Советов, немедленно испытал культурный шок. Вся инфраструктура развита на 100 процентов! Заводов неимоверное количество! Четыре конструкторских бюро имеют рейтинг в девять баллов из десяти возможных, остальные — по семь-восемь.

Немецкий плакат: баррикада, защищающая Европу от атак большевизма.

Для сравнения: в Советском Союзе в этот же период конструкторских бюро было столько же, но среди них лишь одно обладало рейтингом в восемь баллов, а общая масса имела рейтинг лишь пять-шесть баллов. Научный потенциал Германии просто огромен. Если в роли отца народов социалистической страны мне практически все научные направления приходилось прорабатывать с нуля, то немецкая фундаментальная наука в каждое ветке стояла на две-три ступени выше, чем советская того же времени. (Не так уж это и справедливо, кое в чем ученые России Германию, несомненно, превосходили, но оставим эту историческую вольность на совести разработчиков.)

Немецкий плакат: вот так выглядят истинные арийцы.

Осознав степень превосходства Германии над СССР, я испытал приступ неимоверной и, по-моему, заслуженной гордости: за себя, читателей ЛКИ и советский народ, которые совместными усилиями легко одолели эту научно-промышленную «матерую глыбищу» (см. «Советы мастеров» ЛКИ за сентябрь).

Постепенно мои воспоминания о предыдущей реинкарнации стали вытесняться новой действительностью, я позабыл о России и вжился в роль верховного главнокомандующего законопослушных и педантичных немцев. Тем более что преимуществ у фашистского государства немало. Особенно порадовал меня уровень развития ядерной, ракетной и компьютерной техники.

Документальная фотография немецких войск: война — дело тяжелое, даже аккуратисты немцы в середине военных действий смотрятся не так уж и парадно.

Ведь это огромный плюс для задуманной стратегии бескровного достижения мирового господства арийской расы! Ядерный щит родины — лучший фактор политического сдерживания агрессии соседей. С благодарностью продолжая дело предшествующих поколений ученых, я отвел на эти направления три стека (Ядерные исследования, Развитие ракетной техники, Вычислительная техника).

Это важно: чтобы развитие ракетной техники шло достаточно интенсивно, в стране должен быть хотя бы один ракетный полигон. Поэтому, пока строительство такового не будет закончено, нет смысла вкладывать денежные и людские ресурсы в исследование реактивного движения, а временно свободный стек можно занять изучением наземных доктрин.

Плакат: именно так — при помощи голубей — приходилось работать связистам всего лишь 65 лет назад.

Сразу стало ясно, что в силу малого количества природных ресурсов путь экстенсивного развития промышленности для Германии не подходит. Что ж, придется за счет научно-технического прогресса развиваться интенсивно. Поэтому четвертый стек я занял промышленными исследованиями, которые поддерживал до момента изобретения разнообразных конвейеров (Промышленность. Производство: Эксперим. Конвейер). За счет экономного технически развитого производства можно будет компенсировать недостаточное количество ресурсов.

Немецкий плакат: агитация, адресованная французам.

Из-за постоянной нехватки нефти придется уделить немало внимания проблемам изучения топлива, под которые и отведем пятый, последний, стек (Нефтесинтез). Каждая пройденная в этом направлении ступень добавляет десять процентов к эффективности использования небольшого имеющегося запаса нефти. Как скажет сорок лет спустя один из советских комиссаров, ныне готовящих оборону Малой Земли, «экономика должна быть экономной»!

Кроме того, даже на самой ранней стадии не стоит забывать о новейших военно-тактических разработках. Случаи ведь разные бывают. Если мирный путь себя не оправдает или оправдает не сразу, то танковые клинья и блицкриг нам очень даже пригодятся.

Это важно: оптимальное начало научно-технического развития Германии при задаче обретения мирового господства путем не войны, а «слияния и поглощения» следующее: стек 1 — Ядерные исследования, 2 — Вычислительная техника, 3 — Наземные доктрины, сменяемые Развитием ракетной техники, 4 — Промышленность. Производство: Эксперим. Конвейер, 5 — Нефтесинтез.

Хочется сказать несколько слов восхищения в адрес немецкого крестьянства и сельскохозяйственных наук: к 1936 году немцы вовсю использовали трактора, а посевы обрабатывали химическими удобрениями для пущей урожайности и гербицидами для защиты от вредителей. В России же в это время пахали на лошадях, удобряли коровьими лепешками и только начинали изобретать трактор — хорошо хоть не велосипед!

Не обошлось и без трудностей. Во-первых, немецкая армия мала и слаба, во-вторых, дамокловым мечом над страной висит проблема вечной нехватки ресурсов. Как бы мне пригодился нефтепровод из России по дну Балтийского моря, который будет спроектирован на 70 лет позже!

Первая немецкая пятилетка

Пора осчастливить предусмотрительных немцев планом первой пятилетки. С фундаментальными исследованиями я худо-бедно разобрался, но практическая часть не менее важна. Прежде всего распускаем морской флот. Уж очень он устаревший (все корабли 1918 года выпуска) и при этом прожорливый — дефицитной нефти на его поддержание требуется недопустимо много. А также больше ни пфеннинга не выделю на перевооружение и модернизацию пехотных дивизий: нерентабельно!

Это интересно: есть одна хитрая, хотя и не совсем честная возможность модернизировать военные соединения, затратив при этом в два раза меньше средств. Допустим, нужно улучшить пехоту, доставшуюся нам в состоянии 1918 года, до образца 1936 года.

Немецкий плакат: агитация, адресованная датчанам, — современный фашистский солдат и датский средневековый рыцарь.

Понятно, что надо сначала изучить соответствующую военную доктрину, а потом воплощать ее на практике. Действуем так: изучив военную доктрину «Пехота образца 1936 года», не приступаем к модернизации, а ждем окончания изучения следующей ступени, скажем, «Пехота образца 1939 года». Вот теперь начинаем улучшение, но прерываем его, когда наша пехота достигнет — а развитие происходит постепенно — уровня 1936 года. Дело в том, что если прервать модернизацию на одну ступень ниже, чем максимальная изученная, процесс улучшения почему-то обходится в два раза дешевле.

Что касается промышленности, то здесь у меня и так все тип-топ. Но — запас карман не тянет, поэтому десяток дополнительных заводов не помешает.

Приблизительно зная ход истории, укреплю-ка, пожалуй, противовоздушную оборону со стороны Северного моря: пусть будет превентивная мера против авиационных налетов союзников.

Очень важно также построить ракетный полигон в одной из провинций, и я, соблазнившись красивым названием, выбрал район Берслау.

Теперь интересные и необходимые приготовления: договора с самыми разными странами о поставке ресурсов в обмен на различную продукцию. Интенсивная торговля улучшит мои отношения с соседями и поднимет пошатнувшуюся после Версальского договора экономику.

Год 36-й: мирное присоединение Испании и Боливии

И вот, наконец, моя страна готова к долгому пути мирной политико-экономической экспансии германского государства на весь земной шар.

Немецкий плакат: агитация, адресованная украинцам.

В первые годы управления меня поражала любовь простого немецкого народа к милитаризму. Со всей страстью нерастраченной души требовали немцы от своего мягкотелого и добродушного фюрера малой, быстрой и, конечно, победоносной войны против всего мира. Каждый месяц я был вынужден наблюдать демонстрации, выдвигавшие требования резких и жестких действий — желательно военных.

Немецкий плакат: агитация, адресованная белорусам.

К счастью, я управлял страной победившего фашизма, поэтому на чаяния граждан правительству во главе со мной было глубоко наплевать. Правда, немного популизма добавить во внутреннюю политику пришлось: ползунок армии был немного сдвинут в сторону профессиональной. Уменьшение обязательной воинской повинности и добавление армии профессионального шарма всегда положительно действует на общественное мнение.

Первым тестом на миролюбие Германии стало восстание националистов во главе с генералом Франко в Испании. Франкисты тут же прибежали ко мне за помощью. Но не на тех напали: мы за мир во всем мире. Этим германское правительство подняло свой авторитет во всем мире и сэкономило немало материальных и людских ресурсов. Тем не менее изворотливому генералу как-то удалось победить. Более того, получив от меня предложение о союзничестве, восхищенный национальным немецким миролюбием Франко тут же согласился. Испания стала первой страной, вошедшей в Ось.

Второй маленький подарок я получил из Южной Америки. С третьего раза удался переворот в Боливии, обеспечив меня форпостом на этом континенте. Разведка получила премию за эффективное использование денег налогоплательщиков.

Год 37-й: мирное присоединение Аргентины, Греции, Румынии и Франции

Диаграмма: мирная экспансия Германии близка к завершению.

Мой работящий и неугомонный министр внешней разведки получил инструкцию по усилению работы на Балканах, в Турции, Персии и Ираке. Выбор стран определялся исключительно наличием на их территории нефти. Крепкое финансовое положение нашей страны, не обремененной огромными военными расходами, позволяло засылать максимальное количество шпионов и агентов влияния в страны, входящие в сферу интересов Германии. Образование пятой колонны, ее идейное и материальное оснащение — вот основной козырь государственной экспансии мирной Германии.

Карта: мирная экспансия Германии близка к завершению.

Выбранная стратегия постепенно приносила плоды: до конца года народы Аргентины, Греции и Румынии поверили миролюбивой социально ориентированной политике немцев и за некоторое количество дойч-марок, потраченных на организацию переворотов, вошли в Ось.

Поразила подлость афганских политических бонз: они взяли деньги, пообещали построить фашизм на базе ислама, а через месяц сбежали к союзникам, заключив договор с Великобританией. И только неукоснительная приверженность Германии соблюдению христианской заповеди «Не убий» спасла Афганистан от страшной мести обманутых вкладчиков.

Ни за какие деньги не хотели входить в Ось болгары и турки и, что самое поразительное, итальянцы. Впрочем, вскоре плотину-таки прорвало, и, как всегда, в самом неожиданном месте: десять разведчиков, засланные во Францию для воровства научных чертежей, неожиданно обнаружили, что вероятность фашистской революции в стране любителей жареных лягушачьих лапок составляет около 25 процентов! Троекратно перезагрузившись, я одолел генератор случайных чисел и добился реализации двадцатипятипроцентной вероятности в свою пользу. Так что в 1937 году Франция вошла в Ось, но при этом почему-то переместила столицу в маленький городок Виши, припрятанный недалеко от Парижа, и стала называться Вишистской Францией.

Историческая справка: в реальной истории Виши был столицей южной части Франции, которая после заключения франко-немецкого перемирия 40-го года считалась свободной зоной. По личному требованию Гитлера, желавшего получить компенсацию за поражение двадцатилетней давности, церемония подписания этого перемирия состоялась в том же железнодорожном вагоне в Компьенском лесу, где в 1918 году побежденная Германия подписала договор со странами Антанты. После переворота Ф. Петэна эта часть Франции встала на путь коллаборационизма и активно воевала на стороне Германии, сохраняя при этом псевдонезависимость. Северная Франция во главе с Парижем по условиям перемирия была оккупирована немцами.

Год 38-й: мирное присоединение Австрии, Югославии, Турции и стран Бенилюкса

Наступил тридцать восьмой год. Я с замиранием сердца ждал, предложит ли мне мировое сообщество аншлюс, то есть аннексирование Австрии, и Судетскую область Чехии. В реальной истории Германия получила все это посредством шантажа, интриг и военных угроз. Называлось это «политика умиротворения»: Великобритания и Франция пошли на огромные уступки в надежде удовлетворить аппетит Гитлера.

Я же в роли Гитлера вел себя очень достойно и тихо, никому ничем не угрожал, но втайне надеялся на бесплатный подарок от Лиги Наций. Ведь в этой игре мало кому удается противопоставить здравый смысл содержанию школьных учебников. Многие события здесь неизбежны и от действий игроков не зависят. Мои надежды полностью оправдались. Нас учат правильно: аншлюс-таки произошел и Судетская область стала немецкой!

Тридцать восьмой год вошел в историю крупномасштабными победами германской разведки. Под стоны немецких налогоплательщиков, оплакивающих свои трудовые пфеннинги, уходящие на усиление политического влияния в мире, к Оси были присоединены Югославия, Турция и все страны Бенилюкса.

Впрочем, это не совсем правда: Люксембург пришел ко мне сам — бесплатно. Я вкладывался в Нидерланды, Бельгию и Данию, которая — забегу вперед — сломается только к сороковому году, а крохотным затерянным в горах Люксембургом откровенно пренебрег. Видно, решив продемонстрировать всему миру, что и они, говоря словами Козьмы Пруткова, «не лаптем консоме хлебают», никем не понуждаемые терять независимость люксембуржцы сделали выгодный для меня выбор самостоятельно.

Год 39-й: мирное присоединение Польши не удалось!

Тридцать девятый год не принес мне особых политических дивидендов. Только Венгрия и Португалия примкнули в этот период к сплоченным народам Оси. Зато год ознаменовался огромными достижениями по всему фронту науки и техники. Германские ученые вплотную приблизились к изобретению атомной бомбы: в конце года был заложен первый экспериментальный атомный реактор.

Были достигнуты ошеломляющие результаты в исследованиях моторизированной пехоты и средних танков. Подходило к концу исследование стрелкового конвейера. Были начаты разработки новой авиационной техники, необходимой для доставки атомной бомбы на непокорные территории в случае, если германский образ жизни вдруг придется пропагандировать среди соседей наиболее убедительными способами.

Мой собственный народ привык к сытой и мирной жизни всеобщего миротворца и устраивать провоенные демонстрации перестал. В поте лица трудилась контрразведка: открытые учеными улучшенные шифратор и дешифратор позволяли им выявлять шпионов не поштучно, а оптом: партиями по три-пять человек. Тут оказалось, что спектр стран, увлекающихся разными видами шпионажа, необычайно широк: мои доблестные рыцари плаща и кинжала вычислили и обезвредили среди прочих тибетского шпиона, двух монгольских и одного люксембургского.

С тяжелым сердцем ждал я приезда в Берлин товарища Молотова и соблазнительного предложения пакта Молотова-Риббентропа. Как здесь обойтись без войны? Я начал с отказа от подлого договора и попытался прибрать Польшу мирным путем. Несмотря на огромные средства, вложенные в подрывную деятельность, гордые поляки ни в какую не хотели вступать в Ось. Устроить у них переворот было невозможно. Более того, в начале сорокового года поляки предъявили мне территориальные претензии, потребовав область Данциг, и после моего отказа отдать честно нажитое объявили войну.

К этому моменту Польша имела договор о военной взаимопомощи с Великобританией, и я оказался втянут в войну с союзниками. Советский Союз в это время воевал с Финляндией, и у немецкой внешней политики появилась возможность опробовать простой и эффективный план: поссорить Коминтерн с союзниками.

Это забавно: идея вбить клин между Союзом с союзниками весьма соблазнительна, и реализовать ее пытаются многие игроки. Считается, что удачной оказывается каждая вторая попытка. Что ж, когда судьбой управляет компьютер, роль рока выполняет теория вероятности в сочетании с генератором случайных чисел.

Моя идея не прикасаться к оружию трещала по швам: из-за жадности и воинственности поляков Германия оказалась против своей воли втянута в военные действия. Теперь уже ничто не мешало мне начать войну с Финляндией — это была первая, но, к сожалению, далеко не последняя объявленная мною война. Целью моей была, конечно, не Финляндия, а Советский Союз. Сработало: оказавшись между двух огней, финны заключили договор с союзниками. Тем самым СССР попал в патовую ситуацию: хочешь не хочешь, а воевать придется не только против медлительных, одиноких финнов, но против всей военной мощи Великобритании.

Польшу я одолел не более чем за месяц, и Советский Союз опять обратился ко мне с предложением пакта. На этот раз пришлось согласиться: война начата, Польша уже захвачена, бессмысленно строить из себя оскорбленную невинность.

Год 40-й: крах мирной политики

Сороковой год начался с маленьких радостей: в Ось вошли Италия и Япония. В процессе борьбы с поляками генералу Блюмбергу удалось отхватить существенную часть Финляндии. В обмен на финские территории и за счет постоянных вливаний в улучшение внешних отношений («Взятки, сэр!») я заключил мир с Великобританией. Думалось — теперь поживу спокойно, посмотрю, как союзники воюют с Коминтерном, подкоплю ресурсов, понаделаю переворотов, модернизирую армию...

Но судьба судила иначе. Я получил лишь восемь месяцев передышки: горячие итальянцы и кровожадные самураи — мои новые союзники — решили поживиться за счет английских колоний: Индии, Пакистана, Непала и Ирака. Я не мог нарушить взятые на себя обязательства и вынужден был вместе с ними взяться за ручку кровавой мясорубки. Все мои надежды на мирный путь пошли прахом. Над землей разгорелось зарево Второй мировой войны.

Что ж, я по-прежнему преследовал цель воевать максимально мирным из всех возможных способов. Нужно было дождаться момента, когда при помощи моих драгоценных физиков я смогу противопоставить агрессии остального мира ядерную угрозу. Быть может, тогда мне удастся навязать непокорным и задиристым соседям мирный путь?

Но это все это у меня пока в будущем, а сейчас придется повоевать. Поэтому рассказ о мирной политике сопровожу дюжиной «военных советов».

Советы по ведению военных действий
  • Совет первый (общая теория военных действий). Аксиомы, соблюдение которых сильно облегчает ведение военных действий: в горах используйте горных стрелков; для атак с моря, а также в джунглях и болотах задействуйте морскую пехоту; для борьбы с партизанами ставьте гарнизоны, усиленные бригадами милиции, и введите на партизаноопасную территорию кавалерийский корпус для быстрой помощи гарнизонам при возникновении восстаний.
  • Совет второй (общая теория военных действий). Удобнее всего воевать корпусами по три дивизии, причем в одну из них включать инженерную часть — это сильно ускоряет передвижение. Существенные бонусы дает также сочетание в одном корпусе танков и пехоты.
  • Совет третий (общая теория военных действий). Не модернизируйте дивизии, участие которых в боевых действиях не планируется — например, те, чьей задачей будут исключительно карательные операции против партизан на захваченных территориях, — это невыгодно.
  • Совет четвертый (атака). В случае затяжной атаки корпусам надо давать отдохнуть, меняя опции Атака и Поддержка атаки: пока один корпус атакует, другой пусть отдыхает, лишь поддерживая атаку, а потом они поменяются ролями.
  • Совет пятый (атака). Затратив большее количество времени, можно одержать победу с существенно меньшими затратами. Ключ ко всему — постоянные авианалеты, снижающие организацию и уменьшающие личный состав врага. После месяца бомбежки корпус из трех дивизии способен обратить в бегство семь-восемь дивизий врага.
  • Совет шестой (атака). При атаке на территорию врага армия оппонента оказалась разбита — теперь надо выровнять скорость своей армии. Танки и мехчасти могут отдохнуть, а вперед пусть идет медлительная пехота. Более быстрые соединения, набравшись сил, легко ее нагонят.
  • Совет седьмой (ловушка). После набора некоторого опыта выгодно использовать сознательное ослабление или даже снятие войск с территории, которая имеет ровно одну границу ровно с одной вражеской областью. Алчный, но непредусмотрительный компьютер направит в ослабленную точку множество войск и тем самым загонит себя в хитроумную ловушку. Вполне несложный контрудар из сопряженных областей по территории, с которой отправились в атаку вражеские войска, отрежет от снабжения устремившиеся за легкой наживой дивизии, и они будут легко побеждены.
  • Совет восьмой (оборона). Когда ваш фронт прорван, в первую очередь следует разобраться, есть ли возможность окружения. В окружение нельзя попадать ни при каких условиях. Если эта угроза присутствует, надо отступать, выравнивая фронт. Но за счет неравномерности движения разного рода войск и прискорбного стремления компьютера вводить в наступление по одной дивизии возникают тактически интересные ситуации. Первой на захватываемую территорию, как правило, врывается танковая дивизия. Контратака небольшого количества войск из соседних областей легко обращает ее в бегство. Сверху неплохо потрепать танкистов авиацией. Когда танки врага начнут отступление, остановите атаку, отправьте сыгравшие свою роль дивизии на отдых и направьте в бой новые соединения. Пусть они атакуют идущие второй волной мехчасти врага. Складывается интереснейшая картина: территория принадлежит мне, но моей армии там нет, а противник как заведенный направляет все новые и новые дивизии, которые теряют людей и технику, а при хорошей работе бомбардировщиков и штурмовиков оказываются вовсе уничтоженными. Образуется своеобразная мельница, изничтожающая армию оппонента.
  • Совет девятый (оборона). Если я понимаю, что моя оборона вот-вот будет прорвана, я стараюсь нанести контрудары с соседних областей по территории, с которой меня атакуют. В момент нападения все находящиеся поблизости войска того, на кого напали, имеют оборонительный потенциал на 60 процентов меньше, чем в статичном положении, и могут быть легко опрокинуты.
  • Совет десятый (оборона). При обороне собственных территорий нужно внимательно следить за состоянием корпусов-защитников. Когда оказывается, что организация в корпусе упала, а личный состав сильно поредел, необходимо по собственной инициативе начать отступление туда, откуда будет удобно вести дальнейшие военные действия. Если этим пренебречь и сражаться до последнего, корпуса либо будут разгромлены, либо по собственной инициативе ринутся в бесконтрольное паническое бегство с совершенно непредсказуемым направлением перемещения.
  • Совет одиннадцатый (поддержка нуждающихся). Во время боевых действий никакой независимости действий кому бы то ни было! Контролируйте все и вся! Однажды я, добрая душа, играя за СССР, поддержал восстание поляков против немцев, о чем потом горько пожалел. Польша, получив независимость, отправила мои войска эшелоном в Москву. В результате хитромудрые поляки остались один на один с Германией, из всех воинских соединений имея в активе лишь пару партизанских отрядов. Мало того, что они вновь оказались в оккупации, — самое обидное, что мои 15 дивизий потеряли два месяца на езду поездом туда-обратно, а образовавшуюся на фронте дыру мне пришлось прикрывать за счет внутренних резервов. Поэтому второго восстания поляков ставка главнокомандующего цинично не заметила.
  • Совет двенадцатый (заключение мира). Если у вас все же есть намерение заключить с кем-то мирный договор, надо вовремя вывести войска с территории будущего союзника — раньше, чем он отправит ваших зазевавшихся солдат на историческую родину.

 

2020 © "wot-force.ru". Все права защищены. Карта сайта.