Рецензия на фильм «РобоКоп»

14.02.2014 22:03

Проснулся, потянулся, умылся, закинул в рот бутерброд, запил водичкой, поехал, поработал, пообедал, вернулся, поиграл, повконтактил, почесался, помылся, лег спать, проснулся, потянулся… Эта рутина называется жизнь, господа и дамы. И нет для человека ничего более гадкого, чем она. То ли дело – машина! Для машины рутина – цель существования. Рутина для нее – это все то, что поддается анализу, не противоречит логике и применяется для ее функций. По сути, разницы между машиной и человеком нет, есть лишь одна деталь – эмоции и чувства, из-за которых рутина для человека является таким тяжким бременем.

Рецензия на фильм «РобоКоп»Видео

Все вот эти чувства и добродетели и есть то, что принято называть человечностью. Оригинальный фильм Пола Верховена, вышедший в 1987 году, прекрасно раскрывал это слово, но делал это под странным углом. В этом фильме человечностью обладала машина, которой было запрещено проявлять эмоции, при том, как некоторые персонажи-люди были столь бесчувственными, что больше напоминали роботов, с каменными лицами идущих к власти по трупам врагов.

Напомню сюжет старенького фильма для тех, кто его не застал в эпоху VHS. В полицейский департамент города Детройт переводят уличного копа Алекса Мерфи. Он очень хочет быть хорошим отцом, мужем и не менее крутым копом, чем те, на которых его сынишка смотрит по телевизору. Он ловко обращается с пистолетом, как опять же киношные блюстители порядка, и у него даже есть своя фирменная фраза: «Живым или мертвым, но ты пойдешь со мной». Так уж вышло, что на службе он не задержался, и почти сразу же его жестоко казнит банда отморозков. По воле случая, на этом его жизнь не заканчивается. Именно сейчас корпорация OCP планирует создать роботов-полицейских, ED -209, гигантских двуногих турелей. Увы, они еще не совершенны, поэтому зеленый свет дают другому проекту: человекоподобному роботу, созданному из останков умершего полицейского. Мозг Алекса помещают в механическое тело, лишают всех эмоций и превращают в совершенное оружие по борьбе с преступностью, захватившей город.

Этот фильм не просто рассказывал о криминале в низах и верхах, он предугадал будущее, а именно судьбу города. Детройт, бывшая автомобильная столица США, всегда был проблемным городом. Преступность здесь достигала заоблачных высот, но с середины прошлого века все стало еще хуже. На смену жадным политикам приходили политики еще более алчные и жадные. Избирались они очень легко и просто: они обещали, что те, кто за них будут голосовать, смогут спокойно жить и не работать, потому что пособия по безработице поднимутся. В результате черное население, безработное и просто не желающее честно жить, почти полностью вытеснило белое и работящее. Политики исполнили обещания: население начало жить на пособия, но экономика вошла в жесточайший кризис. 18 июля 2013 года Детройт объявил себя банкротом и выглядит сейчас примерно так же, как показал Верховен в своем фильме 1987 года.

Но вернемся к нашим баранам. Ремейк фильма находился в работе последние 12 лет. Тут сказывалось многое: интерес к франчайзу из-за крайне убогих продолжений падал, поклонников поубавилось, а создатели ремейка сменяли друг друга быстрее, чем менялись подрядчики на Олимпийских объектах. Однако, самые стойкие выжили и все-таки завершили дело, усилив картину развернутым сценарием, имеющим с оригиналом мало общего, и подогнав под это прекрасный актерский состав. На второй план приглашены: Майкл Китон в образе очень правдоподобного главы корпорации (прям узнаешь типичного топ-менеджера), Джеки Эрл Хейли, как будто снова надевший маску Роршарха, Сэмюэл Л. Джексон в роли ведущего телешоу, фанатично призывающего развивать науку, и, конечно, Гари Олдман в роли создателя нового РобоКопа.

Ну, и это все, что можно сказать о новом фильме хорошего. Перед нами не сколько ремейк, сколько полное переосмысление старого фильма. У нового другие задачи, и он сделан, в первую очередь, для совсем молодых зрителей. То есть крови, матюков и женских грудей, как в том самом «Робокопе», тут нет. Но то – влияние времени. Большие бюджеты требуют более широкую целевую аудиторию и возрастной рейтинг пониже. Посему, из жесткого и кровавого «РобоКоп» должен был стать зрелищным и заводным. Не тут-то было.

Для начала о новом главном герое. Авторы поменяли схему сценария и перевернули ее с ног на голову. В новом фильме Алекс Мерфи не умер, лишь потерял большую часть своего тела. У него осталась часть головы, мозг, лицо, рука, многие внутренние органы. Остальная часть тела заменена протезом с совершенными боевыми функциями, а в голову вставлен компьютер, позволяющий Мерфи соображать быстрее во время боя и не опираться на эмоции. Это такая версия Deus Ex для подростков, где машина лишь помощник. Конечно, свободу воли нового Робокопа пытаются всеми силами ограничить, но человечность из него так и прет. Он может впасть в истерику, он может пореветь после разговора по скайпу с женой, он может смеяться, может мечтать и даже видеть человеческие сны. Это не совсем машина, просто сильно модифицированный человек, которого создали, чтобы обойти закон, запрещающий машинам патрулировать американские улицы.

И если, смотря, как старый Робокоп пытается отыскать в себе человеческую душу, можно обкусать себе все ногти, то новый в этом плане – абсолютно деревянный персонаж. Происходит даже обратный процесс: эмоции не зарождаются, а наоборот, стираются. И если изначально персонажа было жалко, то потом сценарий уже не дает зрителю находить в себе хоть каплю симпатии к этому Железному Человеку.

Вторая проблема, собственно, весь экшен фильма. По моим прикидкам там, за кадром, снимали какую-то экранизацию Saints Row 3. Оператор делал вид, что стреляет из видеокамеры, а режиссер в этот момент избивал его большим розовым дилдо. Иначе эту кашу с изображением в самые интересные моменты я объяснить не могу. Мне ни единого раза не дали насладиться экшеном фильма. Камера тряслась так, что японские землетрясения позавидуют, а от крупных планов рвало посильнее, чем от качки. Крупные планы «плюс» все трясется «плюс» что-то мелькает «равно» ни черта не понятно. Весь экшен фильма – это мешанина, в которой видны лишь отдельные сцены, начало и конец. С тем же успехом их вообще могли не снимать и оставить за кадром, тогда бы меньше людей выходило с фильма с зелеными лицами.

При этом сам фильм-то не так уж и плох. Да, в нем снижен градус внутренней идейности, стало больше политики, меньше насилия и острой социальной направленности, но именно как кино под попкорн он бы полностью справился со своей функцией, если бы не трясущиеся руки у оператора. Может быть, я бы его даже пересмотрел когда-нибудь. Может быть, даже начал ждать вторую часть. Но сейчас что-то вообще не хочется о нем даже думать.

 

2020 © "wot-force.ru". Все права защищены. Карта сайта.