Bioshock

Мы можем построить первого в мире бионического человека... Он станет лучше, чем прежде, — лучше, сильнее, быстрее. У нас есть технология. У нас есть магия.

т/ф «Человек на шесть миллионов долларов»

Жизнь в подводном городе — тяжелое испытание. По утрам встаешь с первыми китами, постоянно борешься с протечками стеклянных крыш, клаустрофобией и раздражающе вопящими торговыми автоматами... Тут еще вождь интеллектуального пролетариата, промышленник-затейник Эндрю Райан, капает на мозги и задвигает свои идеалистические речи, не видя, что в городе уже давно идет борьба за власть. В общем, обитать в Раптуре никому не пожелаешь — мерзко, сыро, и настроение всегда на нуле. Стоит ли удивляться тому, что жители города подсели на генные модификации системы «сплайс» и превратились в беззаботных, но мерзких чудовищ? Город в полном упадке и раздрае — его заполонили монстры, психопаты и странного вида девочки. А кто во всем виноват? Райан, конечно!


Редкое везение — выплыть после авиакатастрофы посреди ночного Атлантического океана и обнаружить в двух шагах одинокий маяк, торчащий из безбрежной водной глади как сушеный гриб. Редкая смелость — оказавшись внутри здания и обнаружив приглашающе-открытую батисферу, забраться в нее и дернуть за рычаг. Редкое безрассудство — очутившись в заброшенном подводном городе со следами насилия вокруг и увидев шприц с загадочной красной жидкостью, тут же воткнуть его себе в вену, чтобы после короткого беспамятства обзавестись способностью метать пальцем молнии. Похоже, у нашего героя, Джека, есть все качества, необходимые для героя — пусть не спасителя мира, но того, кто накажет плохих парней в одном отдельно взятом городе.

С разводным ключом в руке и парочкой молнией за пазухой мы отправляемся исследовать опасный и манящий подводный город Раптур, созданный промышленным гением-мечтателем и разрушенный грубой реальностью года 1960-го от рождества Христова.

Третья попытка

Иногда они возвращаются как эхо из далекого прошлого — игры, которые будят воспоминания о славных временах, былых свершениях и надеждах юности. За современным и даже местами модным обликом скрывается игра, которая почти десять лет назад ярко вспыхнула на небосклоне жанра боевиков, а потом так же быстро угасла. Ведь ни для кого не секрет, что Bioshock — идейный наследник (или наследник идей) мира космического ужаса System Shock 2 (1999 год).

В свое время вторая часть System Shock (первая вышла в 1994 году) стала событием и задала угля — разработчики из Looking Glass Studios и Irrational Games во времена безраздельного царствования боевиков от id Software и Valve ухитрились создать фантастический боевик с ролевыми элементами, ухватив саму суть космического ужаса. Игра давала игрокам ощутить тот страх, который можно описать так: «В космосе никто не услышит твоего последнего крика». В System Shock 2 были зомби и спятивший искусственный разум, клаустрофобичные внутренности космических кораблей, дневники как безмолвные свидетели кошмарных событий, взлом оборонительной техники и пси-способности в качестве игровой «магии».

Что характерно, студия Irrational Games была основана бывшими сотрудниками Looking Glass, поэтому можно в какой-то степени считать, что «Подзорная труба» так оригинально «размножилась» перед тем, как весной 2000 года ее настигла незавидная судьба. Долгие годы Irrational Games, позже мутировавшая в 2K Boston, занималась разной мелочевкой вроде Freedom Force и SWAT 4. Но идейки-то, идейки остались!

Просто повторить сюжет System Shock, сделав игру-клон, было бы не совсем честно по отношению к памяти Looking Glass. А перенести игру в такой же клаустрофобичный подводный город — дело совсем другое.

Так и родилась идея Bioshock. Ибо сначала был город под толщей воды, одновременно прекрасный и ужасный, тлетворный и манящий Раптур (rapture — «восторг»), ставший местом величия и крушения человеческого духа. А потом уже появились его хозяин Эндрю Райан, соперник последнего Фрэнк Фонтейн, таинственный вождь-революционер Атлас, бродящие по коридорам монстры в водолазных костюмах и наш герой Джек, который пытается разобраться в происходящих событиях и на протяжении дюжины уровней по кусочкам собрать картину катастрофы.

Бездна моя

Вода... ее в городе много. Она давит многотонной массой на каждое стекло, за которым видны соседние здания и странная в этом месте неоновая реклама. Вода просачивается через незаметные щели, льется с потолка и стекается в мелкие лужи под ногами. От Атлантики город отделяет очень прочное стекло. Но когда видишь на нем паутину трещин, становится не по себе.

Струи льющейся воды заливают картинку, оставляя на экране изнутри стекающие капли. К этой воде трудно привыкнуть — она напоминает о том, что заброшенный город медленно, но верно превращается во вторую Атлантиду.

И всюду следы разгрома — кровь на стенах, тела, бардак в помещениях и следы брошенных занятий. По остаткам новогоднего карнавала «Маскарад-1959», очень кстати прерванного нападением мутантов, можно определить, что город окончательно попрощался с крышей больше года назад.

После войны подводный город Раптур был задуман талантливым и богатым промышленником Эндрю Райаном как маленькое и самодостаточное сообщество лучших представителей человечества — мир свободного предпринимательства, не скованный надуманными ограничениями науки. Воплощенная «цепь индустрии», которая вытянет за собой культуру и искусство в мир прекрасного будущего.

Это интересно: за идеями и именем Эндрю Райана в игре угадывается философ-объективист российского происхождения Айн Рэнд (Алиса Розенбаум), выступавшая за разумный эгоизм, индивидуализм и неограниченную экономическую свободу.

Ключевую роль в последующих событиях сыграла доктор Танненбаум, открывшая вид беспозвоночных, умеющих генерировать стволовые клетки. Распахнулись перспективы лечения всех болезней, исправления внешности и неограниченных модификаций тела при помощи технологии «сплайса». Открытие прибрала к рукам компания бывшего контрабандиста Фрэнка Фонтейна. Новый рынок был освоен быстро и не без помощи агрессивной рекламы. Власть быстро утекала из рук Райана — опомнившись, промышленник ввязался с Фонтейном в состязание за потребителя, и количество «сплайсеров» резко выросло. Слишком поздно стало ясно, что злоупотребляющие «сплайсеры» сходят с ума — приобретая сверхспособности, они теряют разум и человеческий облик.

Будет ласковый дождь

Когда последние нормальные (ну, более или менее нормальные) люди погибли или заперлись в укромных местах, город был отдан на откуп мутантам. Теперь они здесь живут, охотятся друг на друга и на разных прибывших с поверхности Джеков.

Еще горит неоновая реклама, еще стоят дома смелой архитектуры, прославляющей оптимизм экзотического арт-деко, но все отмечено смертью и тлением. В этом городе страшно находиться — и вовсе не из-за мутантов. Да, они норовят соскочить с потолка, подкрасться сзади или изобразить невинный труп до тех пор, пока Джек не подойдет ближе. Впрочем, даже готовясь прыгнуть на Джека с потолка, мутанты громко клацают крюками, сыплют герою за шиворот штукатурку и бормочут себе под нос.

Сплайсеры порой действуют на нервы, но не вызывают страха — слишком много в них осталось от людей. Очень часто они выдают себя издали бормотанием, воплями, бессвязными молитвами, угрозами неизвестно кому и руганью. Кто-то зовет отца. Девушка, прыгая с потолка и нарезая героя ломтиками, требует вернуть ей дочь или утраченную молодость. Каждый мутант несет с собой личную трагедию. Каждый страдает, но не может вспомнить и осознать себя.

Кроме мутантов, в городе таится опасность техногенная — действующие оборонительные системы. Если попасться на глаза камере слежения, то по тревоге в направлении героя вылетят кустарного вида летающие сторожа. Они выглядят смешно, пока не откроют огонь из пулеметов. А стационарным сторожевым установкам даже камеры не нужны: заметив героя, они тотчас же начинают стрелять. Но роботы на то и роботы — их почти всегда можно обойти, обмануть или просто взломать, сыграв в мини-игру. Технику даже можно при желании... подкупить.

А что это за маленькие девочки в трогательных платьицах бродят по коридорам со странного вида шприцами в руках и сверкают красными глазами в темноте? Может, это подружки Садако или Альмы, которых разработчики вставили в игру для пущего страха? Девочки вонзают шприцы в трупы, извлекая вещество «адам», топливо для генных модификаций. Каждая Младшая Сестра — ходячая фабрика по переработке использованного адама в бесценное чистое вещество. Сестер давно бы переловили жадные до адама мутанты, если бы каждую не охранял огромный и мощный монстр — Большой Папочка.

Наверное, Джеку не стоит попадаться на глаза этаким чудовищам, напоминающим водолазов-культуристов? Нет. Папочки безобидны. Они даже не реагируют на героя. Только если подойти к ним и девочке близко, монстр угрожающе зарычит и оттолкнет Джека. Реагируют бронированные телохранители лишь на прямую агрессию, подавляя ее быстро и решительно. Бьют Папочки больно, но всегда — за дело.

Девочки занимаются своей нелегкой работой. Папочки трогательно за ними присматривают. Это какая-то семейная идиллия, а вовсе не ужасы нашего городка.

Так что же вызывает ощущение страха? Нет, вовсе не обитатели Раптура, а только лишь атмосфера этого места. Атмосфера зла, болезни и сумасшествия, которую разработчики воспроизвели так убедительно, что запах затхлости и сырой гнили просто стекает с монитора.

А патефоны в игре продолжают играть радостный джаз, со стен на нас смотрит оптимистичная реклама сплайса, и наивные рекламные объявления все еще звучат в опустевших коридорах.

От двух до шести

Атмосфера — это, конечно, здорово, но Джек попал в город не на экскурсию, а совсем наоборот — бить морды, стрелять, швыряться огнем, холодом, молниями и другими забавными вещами в стиле Dark Messiah of Might and Magic.

Есть у него плазмиды (боевые заклинания), есть и комплект оружия — револьвер, дробовик, пистолет-пулемет Томпсона, снайперский арбалет, кустарный гранатомет и любопытный огне-ледо-электромет.

Для каждого оружия есть три вида боеприпасов (это старая традиция System Shock), и унести с собой боезапас можно в очень ограниченных объемах. Приходится чесать голову — расходовать ли бронебойные пули на вредные сторожевые камеры или воспользоваться электрическим плазмидом: потратить ману, зато сэкономленные патроны оставить на более крупные цели. Тратить ли ценную взрывную дробь, и если да, то на кого. В каких случаях доставать гранатомет с гранатами, сделанными из кофейных банок («Все, я хочу кофе!»). Или вообще вынуть из широких штанин разводной ключ и ринуться с ним в атаку с криком: «А я экономить буду!»...

Кстати, бой исключительно разводным ключом — вполне рабочий вариант, если собрать хороший комплект боевых тоников (так здесь называют имплантаты). Тоники по большей части будут попадаться в торговых машинах, выдаваться в качестве награды или просто лежать в укромных местах. Одни курьезны, другие умеренно полезны, третьи «выстреливают» лишь в комплекте с другими.

Проблема в одном — с самого начала у героя всего два «разъема» под боевые заклинания и по два посадочных места под имплантаты боевые, хакерские и усиливающие. С этим много не навоюешь, и с двумя заклинаниями в бою особо делать нечего: джентльменский набор состоит как минимум из четырех. Ясное дело, нужны молнии, чтобы глушить технику. Желателен отвлекающий призрак-фантом под рукой, чтобы в случае опасности «отбросить хвост». А если понадобится растопить лед по дороге — неужели придется бежать за огнем к генетическому банку, чтобы поменять в активном комплекте один плазмид на другой?

Нет, так дело не пойдет. Герою надо развиваться. Надо увеличивать количество мест под плазмиды, под тоники (максимум до шести) — и еще неплохо бы нарастить себе красную полоску здоровья и синюю полосу евы — так здесь называют ману. Все это можно сделать у специальных автоматов, и все улучшения стоят серьезных... увы, не денег. Деньги в городе найти легко, но расходуются они на приземленные вещи — боеприпасы, аптечки, шприцы с маной. На улучшения самого героя тратится адам — та самая красная субстанция, которую собирают на уровне девочки под охраной «водолазов».

И где его добыть? Вынуть из девочек. А чтобы это сделать, надо сначала избавить их от телохранителей. Напасть на «водолаза» — значит, сильно его огорчить. После такого недружественного жеста Большой Папочка обычно обнаруживает недюжинную прыть, сбивает игрока с ног и вонзает в тело свою фирменную дрель. Каждый бой за адам требует серьезного планирования. Пока Папочка, не подозревая подвоха, бродит за Сестрой, Джек раскладывает мины (если есть) и при помощи арбалета втыкает в ключевых местах электрические растяжки (если есть). Вот здесь и проступает моральная дилемма: бродит себе «водолаз», серьезный и ответственный защитник, никого не трогает, а тут люди, до чужого адама жадные, его — гранатами.

Можно, конечно, утешить себя тем, что девочку можно будет потом спасти от незавидной участи и вернуть к нормальной жизни... или же всю перевести на адам — с летальным исходом для носителя. Во втором случае герой получит в два раза больше адама. Выбор влияет лишь на игровую концовку — будет она «хорошей» или «плохой». Однако первых трех Сестер надо спасти обязательно из соображений силового развития — уж очень хороший подарок выдадут герою за проявленное благородство.

Смерти нет

Большой Папочка, конечно, за себя постоит, и еще как. Но победить игрока он в сражении не сможет. Даже если он прикончит Джека, тот сразу же возродится в ближайшей камере воскрешения, чтобы прибежать назад и попробовать добить израненного телохранителя. А потом — еще раз и еще, если понадобится. Разработчики Bioshock довели до логического завершения идею «Смерти нет, выдумали ее», которая когда-то удивляла нас в Prey. Гибель героя теперь не завершает игру и даже не карается принудительной охотой на духов. На поле проигранного сражения Джек сможет прибежать сразу же — живым и практически здоровым.

Некоторых игроков такое нововведение удивило, кое-кого даже оскорбило — особенно привыкших к трудностям владельцев приставок. Как это так — игра, в которой может победить даже самый слабый? Игра, в которой даже не обязательно сохраняться и загружаться? А как же вызов, как же преодоление препятствий и сладость вырванной победы?

Я так скажу — рвать победу лучше у живых людей в многопользовательских режимах и в онлайновых играх. Разработчики линейного боевика в первую очередь рассказывают историю — и в случае с Bioshock это мрачная сказка, в которой не может быть счастливого конца. Рассказывая историю, публику можно пугать, ею можно манипулировать, провоцировать эмоции: гнев, радость, сопереживание. Вот только заставлять публику во время рассказа плясать вприсядку и выводить из зала тех, кто делает это недостаточно усердно, — привычка вредная.


Разработчики игры экспериментируют и с линейностью. Мы привыкли к тому, что каждый уровень, оставшийся позади, уходит в туманную даль навсегда. Здесь почти с каждого уровня можно вернуться на предыдущие, чтобы обшарить секретные места, вынуть адам из оставшихся позади Младших Сестер и сразиться со случайными мутантами (нет, это не симуляция жизни, а банальный respawn). При этом игра абсолютно линейна, и никто не испытывает по этому поводу неудобств, поскольку Джеку дана нить Ариадны — игрок идет от задания к заданию, поглядывая на стрелку, дружелюбно указывающую ему каждый поворот.

Всегда приятно, когда создатели игры думают в первую очередь об удобстве игрока. Эргономичность — вежливость разработчиков, а Bioshock выполнен исключительно эргономично и удобно: разве что автоматического подбора вещей нет, и каждую аптечку, каждый патрон приходится хватать вручную (дань традициям).

Игра услужлива до такой степени, что может смутить игрока, привыкшего к заданиям в духе «пойди туда, не знаю куда, а если ты заблудился, то ошибка не у нас, а в твоем ДНК». В Bioshock не выйдет не только заблудиться, но и банально «застрять». Стоит бесцельно пошарахаться по уровню, как сработает система, угадывающая моменты затыка, и предложит помощь. Сначала это будет намек — дескать, помнишь ли ты, что тебе надо найти железные ботинки? Потом намек сменится прямой подсказкой для тех, кто невнимательно слушает аудиодневники, — ботинки, мол, лежат в библиотеке.

Поведение игрока анализируется еще и на предмет того, не упускает ли он какие-то моменты игрового процесса. Может, он забыл, что на каждом уровне надо обыскивать шкафы, коробки и тела на предмет ценных вещей? Или набрал кучу денег, но прошел мимо торгового автомата, продающего аптечки, которых у Джека как раз не хватает? Искусственный интеллект, присматривающий за игрой, меня порядком повеселил — и подсказками «по делу», и забавными промахами. Кого-то он, возможно, будет раздражать — это не страшно: виртуального надзирателя можно отключить в меню.

Свобода это рабство

Город интерактивен — и не только в том смысле, что ящики можно раскидать, а в торговых автоматах приобрести полезные вещи. Эффект создается из мелочей. Из кранов льется вода, музыкальные автоматы действительно играют джаз, а из слот-машин можно выбить джек-пот. В развлекательных центрах работают даже автоматические пророки — они, как водится, предсказывают всякие пакости. Если вам повезет набрести на пианино или гитару, трудно будет сразу оторваться от наигрывания дьявольских трелей.

Разработчики поощряют собирательство, и это, безусловно, оценят поклонники серии Thief. Одно дело — подобрать плохо лежащую аптечку или выпавший из ослабевших рук мутанта револьвер. Другое дело — обшаривать каждый письменный стол, каждый ящик и, само собой, каждый труп (в первую очередь убитых мутантов — их тела быстро растворяются в воздухе). Чаще всего обнаруживаются деньги в небольших количествах, боеприпасы и другие расходные материалы — аптечки, синие шприцы с евой и приборчики для одноразового взлома. На поздних уровнях можно собирать даже всякий мусор, из которого потом при помощи специфических «изобретательских» машин герой сможет собрать редкие боеприпасы и другие полезные вещи.

Раздав игроку огромный комплект разных боеприпасов, солидный набор плазмидов и тоников, разработчики обрекли его на свободу выбора тактики боя — ту самую игровую свободу, которая одних радует, а других пугает. Что, например, можно сделать с рядовым мутантом? О, здесь глаза разбегаются от возможностей! Застрелить обычными пулями или противопехотными (против техники выбор стоит между бронебойными и электрическими). Можно банально взорвать гранатой из-под кофе. Подложить ему мину или растяжку из арбалета. Подставить его охранным системам, пометив как врага (экзотический способ). Если рядом с игроком летает взломанный им охранный робот, можно просто самоустраниться — пусть работает техника.

Можно воспользоваться плазмидом телекинеза, работающим как гравипушка Гордона Фримена, и швырнуть в мутанта газовый баллон. Можно поджечь разлитый бензин, организовав огненную стену между собой и монстром, — зря, что ли, разработчики старательно разливали по всем уровням бензиновые лужи и расставляли баллоны? Наконец, никто не помешает бросить огненный шар прямо в мутанта. Эффект получается отменный. Если рядом открытая вода, горящий мутант попробует прыгнуть в нее — тут вы тоже времени не теряйте, бейте прямо по воде молниями.

Вообще, плазмиды открывают море возможностей. Ловушка-циклон подбрасывает врага к потолку батутом. Можно ударить молнией и, пока мутанта трясет, добить его стремительным домкратом. Или заморозить, а потом разбить на мелкие кусочки — быстро и безопасно (только при этом уже не получится обобрать тело). Иногда подраненные мутанты убегают к ближайшей станции первой помощи — если вы об этом позаботились заранее и взломали станцию, то она не вылечит, а отравит врага. Сюрприз!

Для тех, кто любит бомбы «два в одном», есть возможность прицепить мину к взрывоопасному баллону и бросить во врага всю получившуюся конструкцию. Наконец, для самых изобретательных — хит сезона, самое безумное оружие, напоминающее о лучших временах Postal, — дохлые коты! Ими можно забить до смерти даже Большого Папочку. А уж если кота предварительно поджечь...

Система повреждений, впрочем, незамысловата. Искусственный интеллект тоже. Он толковый, но без особых прорывов. Все это мы уже видели, все выполнено по современным стандартам. Враги обучены настораживаться, услышав героя. Заметив Джека, они переходят в режим атаки, а потеряв — в режим поиска с соответствующими комментариями вслух. Бой мутанты ведут бесхитростно — наступают, уклоняются от атак. Стрелки стараются двигаться боком и смещаться на выгодную позицию. Никто не бегает от гранат — напротив, на приземлившуюся у ног мину мутанты смотрят с уморительно-озадаченным видом. Единственная заметная проблема у ИИ — частые попытки стрелять в игрока сквозь стены, чем грешат как мутанты, так и автоматические пушки. А пули в игре сквозь стены не летают, хотя могут пробить стекло и быстро раскидать завал из легких ящиков, за которыми прячется игрок.

От обвинений в однообразном игровом процессе откреститься игре будет сложнее. Как ни крути, по всем двенадцати с гаком уровням герой проходит в замкнутом пространстве города — нет ни сражений с шумными китами, ни отстрела мутантов из больших пушек, ни боевых заплывов на батисферах. Да и мутанты, в общем, одни и те же — меняются лишь внешность и оружие в руках, да еще к концу игры мутанты отъедаются.

Единство места в наши дни не модно, и по современным меркам игре не хватает динамизма действия в стиле Half-Life 2. Встречаются и задания «собери-подай-принеси», которые неплохо бы смотрелись в 1999 году, но сейчас наводят на мысли об искусственном затягивании игры. Однако в действительности неторопливость Bioshock вытекает из его ролевых элементов. Если вспомнить, что от игрока предполагается хотя бы минимальное любопытство в отношении окружающих его интерьеров, эксперименты с тониками и плазмидами и внимание к плавно раскрывающимся деталям сюжета (а его легко упустить, если не раскрыть глаза и уши), то становится понятно, что спешка здесь противопоказана. Тот, кто пробежит игру быстро, просто ее не увидит. Но неторопливый игрок будет вознагражден сполна.



Под толщей воды и тонким стеклом Джек пройдет через весь город, энергично уменьшая его население, чтобы в конце концов узнать о своем предназначении и исполнить его. Вместе с ним мы бросим последний взгляд на гибнущий Раптур, медленно превращающийся в груду развалин и бледную тень былого величия. Если Джек сделает то, что должно, он вновь сможет увидеть солнечный свет.

Но увядающая красота подводных чертогов не забудется никогда.

Подводный мир мечты

Жизнь в подводном городе прекрасна и удивительна. Много сокровищ, опасностей и секретов таит город Раптур. Возможности для развития и взаимодействия с окружением герою даны просто безграничные по меркам боевиков и очень хорошие даже для ролевых игр. Но некоторые термины могут с непривычки озадачить. Что такое «адам»? Какое он имеет отношение к «еве»? Пьются ли «тоники» и жгутся ли «плазмиды»? Как в игре работают хакеры, и зачем они все ломают?

За туманными терминами скрывается простая и ясная система, проверенная временем. Давайте назовем вещи своими именами, и все станет ясно.

Здоровье

Здоровье — красная полоска HP. Если в бою она исчерпается, герой очнется в камере воскрешения с неполным здоровьем и евой. После этого он сможет сразу же продолжить бой, вернувшись на место гибели. Здоровье восстанавливается обычно аптечками первой помощи, которые можно накапливать и использовать по мере необходимости, бинтами или едой — их накапливать нельзя, они используются сразу же, как игрок их берет.

Это интересно: в подводном городе очень много разнообразных алкогольных напитков. Они могут опьянить игрока (и, говорят, привести в результате к развитию алкоголизма), восстанавливая при употреблении здоровье, но отнимая еву небольшими порциями. Кофе и сигареты действуют в обратном направлении — восстанавливают еву, но отнимают здоровье.

Деньги

Деньги — доллары, которые герой берет там, где они плохо лежат. А лежат они плохо везде, даже в сейфах, которые можно взломать при помощи хакерских навыков и доли удачи. Деньги обмениваются в торговых автоматах на ценные вещи, аптечки, шприцы с евой и другую приземленную материю. Лучший источник денег — дохлые Большие Папочки. При себе игрок может иметь не больше пятисот долларов, так что деньги имеет смысл тратить при первых же признаках нехватки нужных в хозяйстве вещей.

Плазмиды

Плазмид — это боевое заклинание. Когда Джек бьет врага молниями, сжигает огнем, заставляет броситься на призрачную обманную тень или на своих же товарищей-мутантов — он использует плазмиды. Ева — это мана, синяя полоска магии, которая расходуется на использование заклинаний. Основной способ восстановления евы — шприцы с синей жидкостью, в которой без труда угадываются зелья маны.

Плазмидов в игре несколько, и для многих из них существуют усиленные версии.

Молния
Electrobolt

Универсальный электрический удар, способный выручить практически в любой ситуации. Монстров электричество временно парализует, делая уязвимее к ударам разводным ключом. Технику — временно выводит из строя, давая возможность проскочить мимо или затеять взлом. Молнией можно открыть дверь, запертую на электронный замок, или обезвредить электрическую ловушку. При попадании в воду молния поджаривает всех, кто в ней находится.

Само собой, этот плазмид входит в джентльменский набор — то есть иметь его при себе я бы посоветовал всегда.

Огонь
Incinerate

Огонь эффектно поджигает врагов, нанося огромный, но растянутый по времени урон (горящий мутант постарается прыгнуть в воду, если найдет ее поблизости, — и тогда можно закоротить его молнией). На уровнях очень часто встречаются горючие лужи, которые могут образовать опасную огненную стену между героем и монстром. Кроме того, при помощи огня можно эффектно плавить лед, открывая сюжетную дорогу или секретные места.

Огонь применяется не так широко, как молния, так что его в случае необходимости можно заменять другими плазмидами (напоминаю, что максимальное количество активных плазмидов, которые игрок может держать при себе всегда, — шесть штук). Однако желательно все же иметь его при себе.


Телекинез
Telekinesis

Еще один плазмид из джентльменского набора. При помощи телекинеза игрок может передвигать вещи, хватать и бросать во врагов ящики и взрывоопасные баллоны, обезвреживать ловушки и притягивать к себе ценные вещи из недоступных мест. Телекинез очень облегчает бой с мутантами, швыряющими гранаты или зажигательные бутылки. Его можно применять вместе с огнем, швыряя во врагов горящие предметы.

Мишень-обманка
Target Dummy

Универсальный спасательный плазмид, который имеет смысл держать наготове всегда, когда есть опасность наткнуться на засаду. Призрачная мишень (она же — «чучелко», она же — «дурилка картонная») эффективно отвлекает монстров на себя в течение нескольких секунд, давая возможность подготовиться к атаке (атакованный монстр обычно переключает внимание на героя).

Чучелко — безусловный и обязательный плазмид для джентльменского набора.

Ледяной удар
Winter Blast

Ледяной удар замораживает врагов, превращая их на несколько секунд в куски льда. Это дает возможность выключить их из боя на несколько секунд или парой быстрых ударов или выстрелов разбить на мелкие кусочки — к сожалению, обратившись в битый лед, монстр уже не сможет поделиться с игроком ценностями.

С помощью ледяного удара можно замораживать технику, замедляя течение жидкости в мини-игре и облегчая взлом.

Гипноз Большого Папочки
Hypnotize Big Daddy

Уникальный плазмид, который можно получить лишь в том случае, если спасти трех Младших Сестер подряд. Гипноз тратит при использовании всю полоску евы, но на несколько минут «вербует» Большого Папочку в телохранители к игроку, заметно облегчая жизнь. Это плазмид джентльменского набора для тех, кто не прочь загребать жар чужими руками. Вдобавок в бою Папочка может хорошо пострадать, и это облегчит потом бой за адам.

Осторожно — даже прирученный Папочка может обратиться против игрока, если решит, что тот на него напал.


Гнев
Enrage

Бывает полезен, когда враги нападают вдвоем или в большем количестве. Гнев обращает врага против его же товарищей, но широко не применяется из-за ненадежности — для отвлечения лучше использовать чучелко.

Стая насекомых
Insect Swarm

Выпускает стаю жалящих насекомых, которые атакуют ближайших врагов, дезориентируя их. Обычно не используется из-за невысокой эффективности по сравнению с чучелком. Вдобавок пчелы обычно нападают на прирученного Большого Папочку, если он случится поблизости, и заставляют того пересмотреть свое отношение к герою.

Ловушка-вихрь
Cyclone Trap

Мина, подбрасывающая врага в воздух. Бесполезна, так как не наносит большого урона, а ее мелкие размеры не гарантируют попадания монстра в ловушку.

Бычий глаз безопасности
Security Bullseye

Помечает монстра «врагом» для систем безопасности, вызывая огонь автоматических пушек (если они будут поблизости) или оборонительных летающих систем (если рядом есть камера). Бесполезный плазмид, годится только для развлечения.

Адам

Адам — это опыт, XP, мера продвинутости игрока. Адам можно потратить в автоматах «Сад собирателя» на приобретение новых плазмидов (и улучшенных версий старых), на покупку дополнительных мест под тоники и на увеличение полоски магии и здоровья. Основной способ получения адама — ликвидация Больших Папочек, мешающих вытрясти адам из Младших Сестер — девочек со шприцами, которых на каждом уровне обычно по две-три. Еще адам можно получить в подарок, если идти по пути добра и спасать девочек (при этом герой получает намного меньше адама, так что подарок — это как бы компенсация за усилия).

Взлом

Взлом — это мини-игра, победив в которой игрок получает полезные плюшки.

Игра представляет собой классическую головоломку «Водопроводчик» (Pipes), в которой надо быстро выстроить из прямых и изогнутых труб путь для жидкости, открывая каждую клетку с отрезком трубы щелчком мыши и меняя трубы местами. Если успеть выстроить дорожку для текущей жидкости к нужному «выходу», взлом состоится. Если жидкость попадает в тупик, короткое замыкание сильно бьет по здоровью игрока (однако никогда его не убивает).

Кроме труб в клетках встречаются «нерабочие» места и кнопки тревоги — случайное нажатие на такую кнопку прекращает взлом и поднимает тревогу на уровне. В некоторых местах «плохие» кнопки полностью перекрывают дорогу жидкости — избежать «невозможного» взлома помогут полезные тоники. Некоторые виды защитной техники можно обезвредить взяткой. Если игрок имеет при себе автоматический взломщик, его можно потратить на то, чтобы мгновенно и с гарантией осуществить взлом, даже не начиная мини-игру.

Разная техника — разные эффекты от взлома:

  • Сейфы открываются.

  • Двери с кодовыми замками открываются, не требуя кода.

  • Защитные пушки, гранатометы и огнеметы игнорируют героя. Они начинают отслеживать мутантов и атаковать их самостоятельно.

  • Камеры слежения поднимают тревогу при виде мутантов и призывают нейтральных к игроку, но враждебных к мутантам летающих роботов.

  • Летающие роботы начинают охранять героя — они нападают на врагов лишь в том случае, если нанесли урон игроку или игрок нанес урон им.

  • Торговые автоматы снижают цены и расширяют ассортимент.

  • Машины для изобретения требуют меньшего количества ингредиентов для обмена на «изобретенные» предметы.

  • Медицинские станции вместо того, чтобы лечить раненых врагов, травят их.

Тоники

Тоник — это пассивное умение, или, по-простому, имплантат. Тоники вставляются в свободные посадочные места, которых в начале у героя шесть &