The Elder Scrolls IV: Shivering Isles

Девять Божеств скучные. Даэдра? С этими не соскучишься.

Ферул Равел, жрец Шигората

Дрожащие острова... Затерянное во времени и пространстве царство принца даэдра Шигората — повелителя безумцев, величайшего из шутов, смешного и ужасающего единовременно. Что ждет одинокого путешественника, волей — или насмешкой — судьбы очутившегося в этом воплощенном гимне Хаосу, человеческий разум не в силах предвидеть. Чего хочет бог? Ну... почему бы не спросить его об этом лично?

Вы спросите — кто такие даэдра? Обитатели загадочного Обливиона, не боги (хотя некоторые полагают их таковыми) и не демоны (впрочем, есть и те, кто считает именно так), герои бесчисленных сказаний и мифов, пугало для маленьких детей... хм, пожалуй, и для взрослых тоже. Истинность их существования неоспорима. Вы можете приблизиться к святилищу любого из принцев даэдра, сделать надлежащее подношение и, если вас сочтут достойным, вступить в разговор. Или даже получить задание. Выполните его — получите награду, нет — лучше и не думать об этом. Никогда не пытайтесь подшутить над лордом даэдра — он определенно посмеется последним.

Я всегда относилась к ним с уважением... и некоторой долей скепсиса. Иначе нельзя — так и с ума спрыгнуть недолго. В то же время для общения с даэдра нужно быть чуточку сумасшедшим. Мои слова, возможно, звучат противоречиво, но не судите строго. Это одна из тех вещей, которые либо понимаешь сразу, либо не поймешь никогда.

О странном портале, открывшемся на островке в Нибенейском заливе, я узнала в средоточии слухов, сплетен и прочих новостей Сиродиила — Имперском городе. На улицах обычно много чего болтают — даже о чудесном воскрешении последнего императора или трехголовом ягненке, родившемся на ферме неподалеку от Кватча, — но именно этот слух привлек мое внимание. Возможно, потому, что в голосе говорившего слышался неподдельный страх. Это стоит расследования, решила я и через несколько часов уже ехала по Кольцевой дороге, направляясь на юг.

К городским воротам Бравила я прибыла уже вечером. Темень, черно-серые тучи и проливной дождь не располагали к морским прогулкам, да и вообще хотелось до утра забиться в сухой угол поближе к камину, но ночевать в Бравиле?! Благодарю покорно, я не поклонница грязных таверн и облюбованных клопами тюфяков, хранящих запахи десятков чужих тел. Хм. Стареешь, Мелли, давно ли ты коротала ночи под открытым небом, завернувшись только в собственный плащ?..

Стоя на узком мысе, по пояс во влажной траве, я до боли в глазах вглядывалась в промозглую хмарь. Лодки найти не удалось. Значит, придется плыть. Мокрее, чем сейчас, все равно не буду, мрачно усмехнулась я про себя и решительно прыгнула в воду. А-ах! Холодная, зараза!

...Это выглядело так, словно кто-то — или что-то — откусил кусочек от некоего чуждого нашему мира и выплюнул его в Нибен. Крошечный, едва полсотни шагов в поперечнике, клочок суши, с лиловатой каменистой землей, разлапистыми деревьями, покрытыми разноцветной листвой, и причудливой формы грибами. Я не алхимик, но мне показалось, что ничего подобного в Тамриэле не встречается. Прямо передо мной возвышалась огромная трехликая каменная голова — с четырьмя глазами и тремя ртами. Левые губы были сомкнуты, правые улыбались, посредине же зияло зубастое жерло портала.

Я не была одна на этом островке. У портала караулил стражник, рядом бессмысленно металась из стороны в сторону хаджитка с бессмысленным взглядом — не то больная, не то юродивая. От меня она в ужасе отшатнулась, велев убираться прочь. Как бы не так. Стражник, хоть и насупившийся, кажется, был в своем уме. Я подошла к нему и только открыла рот, как из портала кубарем выкатился данмер. Волосы его стояли дыбом, он кричал что-то невразумительное, суля смерть всему живому. О боги мои... «Этот буйный!» — проницательно заметил страж порядка и набросился на бедолагу с мечом. «Помочь или не мешать?» — мелькнуло в голове, а рука уже привычно вытягивала из ножен клинок...

Мир праху этого данмера. Гай Прентус, так звали моего нового знакомого, предупредил, что никто еще, войдя в портал, не возвращался таким, каким был раньше. Да кто слушает стражу? «Я тоже хочу попробовать», — рассеянно сказала я, глядя на танцующий бело-голубой огонь. — «Без проблем, мадам, обещаю устроить вам достойные похороны». Интересно, он всегда так оригинально к девушкам клеится? Я не успела додумать эту мысль, потому что зазвучал другой голос, шедший, казалось, ниоткуда и отовсюду:

— Не достойны, не достойны, недостойны! Бесполезное смертное мясо!

Провалиться мне сквозь землю, если этот голос не был знакомым! Ну да... кто бы сомневался, чьих рук дело эта милая вечеринка. Пару лет назад мне уже доводилось сталкиваться с его даэдрической светлостью лордом Шигоратом. До сих пор от собак шарахаюсь, как последняя клуша.

Безумный Бог выразил сожаление по поводу гибели еще одного кандидата, посетовал на докучливых врагов и гостеприимно пригласил меня посетить некие Острова — мол, погода нынче чудо как хороша, самое время для визита. Когда тебя приглашает лорд даэдра, отказываться... м-м, весьма невежливо. И вредно для здоровья. Я посмотрела на покойного данмера, спятившую хаджитку, угрюмого стражника... Помните, что я говорила насчет толики безумия? У меня эта толика определенно имеется, поскольку вместо того, чтобы бежать без оглядки, я звонко рассмеялась и окунулась в пламя...

Бедный Гай! Наверное, он решил, что, в отличие от прочих, я рехнулась еще до того, как войти в портал.

За пределами разума

Небольшая комната. Каменные стены, земляной пол, поросший травой, идеально-круглый ковер, стол, два кресла. На столе сухо отщелкивает секунды странное устройство, похожее на метроном. Не знаю, что я ожидала увидеть, вывалившись из портала, но все это выглядело вполне прозаично. Худощавый, державшийся с удивительным достоинством мужчина в дорогом черно-красном камзоле с высоким воротом любезно предложил мне сесть. Я повиновалась.

— Вы находитесь на Дрожащих островах, во владениях лорда Шигората. Вы здесь, потому что вы сами так решили. Можете уйти, если желаете.

— А если я не хочу уходить?

— Тогда будьте готовы выполнить волю лорда Шигората.

— А те безумцы снаружи?

— Они не были готовы, — бесстрастно уронил мой собеседник. — Ну что, остаетесь?

Обливион меня побери! Трусливо отогнав мысль, что именно он меня, кажется, в конце концов и побрал, я твердо сказала:

— Остаюсь.

— Идите к Вратам Безумия. О, и поосторожнее со Стражем, он не любит чужаков. Желаю приятно провести время.

Так я познакомилась с Хаскиллом, камердинером Безумного Бога.

Камердинер поднялся, и тотчас камни стен, казавшихся такими надежными, начали таять, будто разъедаемые кислотой, переплавляясь в тысячи тысяч фиолетовых и зеленых бабочек. Я закрыла лицо руками, защищаясь от трепещущих крылышек, а когда вновь огляделась, Хаскилла, впрочем как и комнаты, уже не было. Передо мной простирались земли Предела.

Я зашагала вниз по дороге, отмеченной серо-зелеными колоннами в странном стиле — своеобразная помесь имперской и айлейдской архитектуры, — и тут же на меня напали. Какой-то гибрид гоблина с аргонианином. Хорошенькое начало путешествия...

Я шла мимо замшелых валунов и странно искривленных стволов, к бедно и просто выглядящим домикам, указывающим, однако, на то, что и здесь живут люди. Мгновение спустя я увидела их. Двое мужчин, редгард и данмер, занятые мирной беседой. Я приблизилась — в надежде на то, что их разговор даст мне некоторое представление об этом месте. Они говорили о группе искателей приключений, очевидно, влипнувших в неприятности, и намеревались пойти посмотреть... я не поняла, на что. «Надеюсь, их кровь не обрызгает мои сапоги», — поморщился данмер. Экий чистюля. Не прячась, я побежала следом.

Мы почти опоздали. Страж Врат Безумия — а существо гигантского роста, жуткая пародия на человека, несомненно им было — уже добивал несчастных авантюристов. Я попятилась. Прежде чем связываться с этой тварью, следовало поговорить с местными. Мне не хотелось закончить свои дни втоптанной в камни арены у входа в царство Шигората!

Редгард — его звали Шелденом, и он был мэром городка Пасваля — сообщил, что ключи к Вратам зашиты в тело Стража и достать их не удалось еще никому. Впрочем, Джейрид Ледяные Нервы собирался попробовать. Это хорошо, вдвоем веселее.

Слезы и кости

Джейрид, лучник и мой земляк-северянин, обещал сделать смертельные для Стража стрелы из костей, валяющихся в Садах Костей и Плоти, однако дверь, ведущая туда, была заперта. Улыбнувшись, я позвенела в кармане отмычками, и мы ударили по рукам.

Однако мне вряд ли удалось бы дожить до тридцати, если бы не привычка к предусмотрительности. Велев Джейриду подождать, я продолжила расспросы. Горбунья Дредвен, владелица трактира, шепнула, что Страж убивает всякого, кто приближается к нему, за исключением волшебницы Релмины Вереним. С чего бы это она на особом положении?

Как выяснилось, госпожа Вереним, исследовательница, одержимая своими экспериментами с плотью, когда-то собственноручно создала Стража. Она говорила о нем как о своем дитя. Из смеси угроз и насмешек я выудила еще одно имя — Нанетта. Ее ученица. Ученики обычно много знают о своих учителях...

Я не ошиблась. Хотя добыть нужные сведения было непросто, поскольку Нанетта откровенно боялась своей наставницы (не могу винить девушку, на меня эта дама тоже страху нагнала). Чередуя комплименты, пустую болтовню и осторожные вопросы, я вытянула из рыжей недоучки, что Релмина невероятно сентиментальна в отношении своего «ребеночка». Каждую ночь она приходит к нему и плачет, а слезы ее отчего-то разъедают плоть Стража. Что ж, это вполне тянуло на запасной план.

Я проследила за Релминой ночью и имела сомнительное удовольствие видеть ее рыдающей, хотя жалости не чувствовала: волшебница вызывала лишь отвращение. Но как добыть ее слезы? Не могу же я попросить ее порыдать в бутылочку! По счастью, Релмина обронила мокрый насквозь платок. Я брезгливо подняла его за уголок. Право, жалко этой пакостью меч натирать, но придется... В последний момент проклятая тварь все же заметила меня, и пришлось спешно уносить ноги.

Со стрелами было проще. Я без особого стеснения ворвалась в дом к Джейриду в начале второго ночи, растолкала сонного северянина, и мы отправились за костями. Он, бедняга, так помешан на них, что даже не послал меня ко всем бесам. Мне начинали нравиться местные. С головой не дружат, но договориться с ними можно.

О Садах не могу сказать ничего толкового — не смотрела по сторонам. Меня больше волновало здешнее зверье. Пока Джейрид ковырялся в останках предыдущего Стража, мне пришлось гонять по полянке пяток голодных скелетов.

Мой земляк, нежно прижимая к груди добытые кости, душераздирающе зевнул и попросил зайти утром за готовыми стрелами. Мне-то они, в общем, были ни к чему, я стреляю немногим лучше пьяного гоблина, но Джейриду пригодятся. Я вытерла платок Релмины о клинок.

В общем, со Стражем мы, помянув добрым словом его «матушку», управились. Джейрид с поклоном предоставил мне право выуживать из тела поверженного врага ключи от Врат, и тут откуда ни возьмись появился Хаскилл. Камердинер Безумного Бога снизошел до краткой лекции о землях, на которые я надеялась ступить в самом скором времени. Острова, по его словам, делились на две области — Манию и Деменцию. Две стороны безумия, противоположные во всем, однако же равно опасные. Яркие краски и улыбающиеся смерти художники против угрюмых пейзажей и влачащих жалкое существование параноиков. Нет, уж если мне суждено сойти с ума, пусть это, по крайней мере, будет весело!

Я вскинула голову, подставив разгоряченное лицо ветру. Ключ Мании жег мою руку...

Это важно: выбирайте любую дверь. Разница лишь в благословении, которое вы получаете по ту сторону Врат. Мания дарит способность разъярить врага, Деменция — деморализовать его. Вот и все.

Створки Врат спешно затворились за мной. Боги, что же я делаю... Прав, тысячу раз прав был Гай Прентус, говоря, что никто не возвращался из портала таким, каким вошел в него. Я не пробыла на Островах и трех дней, но они уже исподволь изменяли разум мой и волю, и суть этих изменений оставалась для меня непостижимой...

Хаскилл строго велел как можно скорее добраться до Нью-Шеота, где находился дворец Шигората. Город производил странное впечатление. Три района было в нем: ядовито-яркий Блисс, сердце Мании; угнетающе-блеклый, в чем-то схожий с трущобами Бравила Крусибл, где обитали жители Деменции, и наконец — дворец, вобравший обе культуры. Все здесь было чужим — растения, дома, густая радужная жидкость, текущая в каналах Крусибла, небеса — зеленовато-синие, с золотистыми облаками, будто впитавшими солнечный свет, одежда, собаки... О да, собаки, которых кто-то, кажется, вывернул наизнанку. Мерзкие создания.

И люди. Сумасшедшие, все до единого, кто-то больше, кто-то меньше. А может, это я на самом деле безумна?

В гостях у Безумного Бога

Боюсь, мое перо не в состоянии описать встречу с Шигоратом. Грядет Серый марш, поведал он. Катаклизм, равнозначный потопу, землетрясению, извержению вулкана и концу света одновременно. Во всяком случае, сложилось такое впечатление. Меня же, окончательно ошалевшую за эти несколько дней, Шигорат отослал активировать крепость Зедилиан, для чего выдал увесистый томик с инструкциями и устройство под названием Судный аттенюатор. Найдя взглядом Хаскилла, я бросилась к нему за разъяснениями, как к спасительному маяку. Камердинер, сочувственно улыбаясь, рассказал, что нужно найти три фокусирующих кристалла и поместить их в Судные центры — это позволит настроить резонатор. Он издевается, что ли?! Ладно, на месте разберемся.

Зедилиан находится на «пятке» Сапога Безумного Бога, и чтобы добраться до него, нужно спуститься по Южной дороге. Сама крепость кишмя кишела граммитами. Особенно опасными оказались шаманы, но именно у них я отобрала посохи с фокусирующими кристаллами, необходимыми для активации Судных центров. Три шамана — три кристалла. Все просто. Резонатор напоминал огромную друзу ртутно-блестевших кристаллов. Как только я прикоснулась к нему аттенюатором, раздался низкий вибрирующий гул, и кристалл окутался лиловатыми разрядами. Древние залы Зедилиана ожили... Я шагнула в открывшийся в стене телепорт.

...И чуть не вскрикнула, когда меня окликнул незнакомый темный эльф в алой шелковой мантии. Килибан Нерандил, хранитель Зедилиана. Он объяснил, что крепость служит своеобразным испытанием для кандидатов в жители Дрожащих островов. Любопытная система. Либо умереть, либо сойти с ума и быть принятым как почетный гость. И сейчас, когда впервые за много лет Зедилиан был активирован, именно мне выпала честь решать судьбу пришельцев. Убить их или бросить в пропасть, имя которой — безумие...

Я подошла к решетке и прижалась лицом к холодным прутьям, за которыми простиралась огромная зала. В нее только что вошли трое охотников за сокровищами. Посредине залы вяло топтался маленький гнарл — знаете, что-то вроде ходячего дерева. В моей власти было либо натравить на пришельцев десяток его собратьев (такой милой компании весьма затруднительно противостоять), либо увеличить гнарла вчетверо против нынешнего и с помощью галлюциногенного газа заставить жертв поверить в то, что ходячее дерево хочет их уничтожить.

Мне было жаль этих людей. Так или иначе, они были обречены. Проще и милосерднее было бы убить их, но мне отчего-то казалось, что такой исход придется не по вкусу лорду Шигорату. Нет, не так — это не развлечет его. Поколебавшись, я нажала правую кнопку. Гнарл рос, пока не коснулся головой потолка, а затем хаотично заметался по комнате. Я-то сверху видела, что он безобиден, но одурманенные глупцы впали в настоящую панику. Через некоторое время иллюзия иссякла, однако цель была достигнута — один из чужаков, сдавив ладонями виски и бормоча какую-то несуразицу, повалился на пол, а двое остальных обратились в бегство.

Во второй зале находилась клетка с несметными сокровищами. Запертая. Я могла активировать огненную ловушку — или сбросить на изумленных корыстолюбцев сотни тысяч ключей. Пускай поищут подходящий. Ну-ка, ну-ка... Я как бы невзначай прислонилась к правой кнопке, и с потолка лавиной обрушились ключи. Ха. Конечно, искушение было слишком велико. Маг Синделиус с нездоровым энтузиазмом зарылся в кучу, не обращая ни малейшего внимания на предостережения встревоженного друга. Второй... Н-да, жадность до добра не доводит.

Странно, но самым здравомыслящим из авантюристов оказался орк. Ничего, это ненадолго. Я тихонько засмеялась. Мне начинала нравиться моя роль. Власть над умами... это так притягательно.

Наконец, третья зала, залитая кровью, полная изувеченных трупов... Представление пора было кончать, хотя все мы, пожалуй, отменно развлеклись. Можно было бы просто поднять мертвых, но я испытываю глубокое отвращение к нежити. К тому же это скучно. Легкое, почти незаметное движение — и вот уже упрямый орк падает замертво, чтобы тут же восстать в виде призрака. Жалкий дурак, он никак не мог поверить в свою гибель. И правильно, ведь это тоже была иллюзия. Гибельная иллюзия.

Кто-то внутри меня настойчиво умолял убираться отсюда, пока еще не слишком поздно, но я проигнорировала эти мольбы. Безумный Бог будет доволен моими действиями.

Награда оказалась достойной всех усилий: меч Клык Заката... или Рассвета, в зависимости от времени суток. Я влюбилась в это оружие с первого взгляда.

У выхода из крепости на меня напали странные существа в одинаковых серых доспехах — рыцари Порядка, как назвал их Килибан. Нужно немедленно доложить об их появлении Шигорату!

Это важно: непременно собирайте падающие с рыцарей сердца Порядка. Они вам очень сильно пригодятся в дальнейшем.

Придворные интриги и их последствия

Не могу сказать, что он был рад этим новостям. Скорее, наоборот. Но зато кое-что наконец прояснилось. Теперь я знаю, что за Серым маршем стоит Джиггалаг, повелитель рыцарей Порядка, тоже даэдрический принц, только кошмарно скучный и отвратительно правильный, по словам моего лорда. Но сперва мне нужно было получше узнать землю, которую предстояло оборонять от Джиггалага и его серых орд. И заодно познакомиться с правителями обоих домов — герцогом Мании и герцогиней Деменции. Кстати, теперь я могла в любой момент призывать Хаскилла на помощь (помочь он мог, правда, разве что советом). Подстрекаемая хохочущим Шигоратом, я упражнялась в этом заклинании, пока в бесцветных глазах покорного камердинера не затлели угольки ярости. Тогда я оставила беднягу в покое.

О ядах и удовольствиях

Тейдон — очаровашка с томным голосом и сладковатыми манерами. Я нашла его в Консерватории Алкионы; он танцевал среди цветов. Довольно грациозно для мужчины. Он попросил меня найти и принести ему Чашу Инверсии. Не знаю, что это, но какие мелочи... Спрошу у придворных. От аргонианки Широкоглазой я узнала, что Чаша в Корневой норе, а чтобы добраться до нее, нужно принять адскую росу (felldew) — вещество, производимое насекомыми элитра. Ящерка так старательно отводила взгляд и так неестественно уверяла, что все проще апельсина, — тут и граммиту стало бы ясно, что она о многом умалчивает. Пришлось пустить в ход все свое обаяние. Ага... Роса эта, значит, опасный наркотик, вызывающий мгновенное привыкание. Исключительно вреден для здоровья, но Чаша может помочь горю. Теперь ясно, зачем она падкому до запретных наслаждений Тейдону...

Я нашла на карте Корневую нору — она находилась к северо-востоку от столицы и к востоку от лагеря Надежд, если идти по Северной дороге. Не так уж далеко.

Мне повезло, я собрала адскую росу с первого же встреченного у Корневой норы элитра. Не очень-то хотелось травить себя этой пакостью, но иначе вход, скрытый в корнях огромного пня, отказывался открываться.

Это важно: собирайте росу со всех встречных элитра (носителей отравы легко узнать по изумрудному свечению тел). Действие наркотика заканчивается крайне быстро, и он сперва снижает ваши характеристики, а затем и здоровье. Между тем путь ваш будет очень долгим — пещера просто исполинских размеров.

Я успела тысячу раз проклясть Тейдона и его вредные привычки, пока добралась до Чаши. Да еще пришлось прикончить несколько охранявших ее наркоманов. Драться они не умели, хотя отчаяние и страх придавали им силы. Но, по крайней мере, Чаша излечила меня от раздражающей зависимости, едва я взяла ее в руки.

Обрадованный возвращением Чаши Инверсии герцог даровал мне место при дворе. Правда, толку от этого...

О доверии и конспирации

С герцогиней Деменции Сил вышло еще веселее. Первый раз в жизни довелось попробовать себя в роли Великого инквизитора, раскрывающего заговор. У меня сложилось впечатление, что заговор стоит показательно и шумно раскрыть, даже если его нет, если вы понимаете, о чем я... Да-да, Сил известна своей утомительной подозрительностью. В помощники мне придали заплечных дел мастера Хердира, любителя развязывать упрямые языки и большого энтузиаста своего дела. Думаю, мы сработаемся.

Начнем с приближенных. Редгард Кейтлан показался мне до отвращения невиновным простаком, а вот дама Аня Херрик, узрев бредущего за мной счастливо ухмыляющегося Хердира, так откровенно перепугалась, что с ней сразу все стало ясно. Она, правда, пыталась запираться, но... Приятно все же работать в паре с профессионалом.

Итак, Ма'задда. Если мне не изменяет память, этот хаджит живет в Крусибле. Он оказался упорной маленькой заразой и потребовал улик. Иначе, мол, и говорить не о чем. Расспросы нищих ничего не дали, Хердир совсем скуксился, и тут я по наитию решила... гм... попытать счастья в таверне. Хозяйка оной — ее тут прозвали Больной Бернис, — вечно жалующаяся на недомогания, действительные или мнимые, долго не упорствовала. Призналась, что Ма'задда по ночам встречается с Нельрин, капитаном стражи Сил. Да тут, похоже, и впрямь что-то готовится, удивилась я... Надо проследить за ними. Хердир хоть и отличный палач, но топает, как стадо троллей, так что я велела ему подождать меня в таверне. Он так трогательно расстроился, что больше никого пока не надо мучить... Бедный.

Я подкараулила сладкую парочку в тупике около решетки канализации, недалеко от дома Ма'задды. Да уж, увязли оба по самые кончики ушей. Припертый к стенке, кошак обещал разузнать имена других заговорщиков и назначил встречу следующей ночью. Ну, теперь уж он никуда не денется, вредина хвостатая...

Я ошиблась. Хаджиту все-таки удалось ускользнуть из моих рук — в смерть. Раздраженно глядя на его труп, плавающий в луже крови, я напряженно соображала, что же делать. В карманах убитого обнаружились ключи... Мм, может, он успел припрятать улики?

Хвала Шигорату! На верхнем этаже, в буфете, нашлось искомое — церемониальный меч Нельрин. Если подумать, та еще улика, но Сил и этого хватит. Посмотрим, что темная соблазнительница запоет теперь...

Возглавляла заговорщиков эльфийка Мьюрин. Никогда мне не нравилась эта старуха. Вот и славно. Герцогиня будет довольна...

Кстати, она оказалась более щедрой, чем скупец Тейдон, и подарила мне отличный лук.

Между двух огней

Теперь, когда я уже немного разбиралась в положении дел на Островах, лорд Шигорат возложил на меня следующее ответственное задание. Как положено доброму правителю, он прежде всего заботится о своих подданных. Ради их спокойствия Безумный Бог велел возжечь Великий Факел Нью-Шеота, а это можно сделать только с помощью божественного Пламени Агнона, которое, в свою очередь, тоже надо зажечь в руинах Сайларна при содействии слуг моего повелителя — золотых святых (Аурил) и темных соблазнителей (Мазкен). Уф. Эти последние вечно соперничают друг с другом. Мне их что, ради великой цели еще и помирить придется?! Ладно, ввяжемся в драку, а там разберемся, кого и чем бить, как говаривал один мой знакомый орк, меценат и убежденный миротворец.

Прибыв в Сайларн, я очутилась в своем роде между молотом и наковальней. Как темные соблазнители, так и золотые святые упрямо тянули одеяло на себя, утверждая с насмешившей меня уверенностью, что именно они — истинно верные слуги повелителя Шигората, достойные разжигать священное Пламя Агнона на алтарях Отчаяния и Наслаждения. А так отряды под командованием гракедриг Улфри и аурмазл Канэ удерживали по одному алтарю и точили зубы на недостающий. Меня так и подмывало сыграть жестокую шутку с обеими предводительницами и посмотреть, как вытянутся их надменные физиономии, — уверена, Шигорат оценил бы. Однако это могло помешать мне достичь цели, так что пришлось выбирать, на чью сторону становиться. Пусть будут Аурил, их высокомерие забавляло меня. Я удостоверилась в том, что хотя главный проход ко второму алтарю Мазкен охраняют весьма бдительно, боковые залы Андердипа практически пусты, и бросила свою маленькую армию в атаку. Мы застали темных врасплох; битва была жаркой, но короткой. Я своей рукой сразила гракедриг Улфри и отправила Канэ на жертвенный костер.

Пламя Агнона пылало вновь. Без страха и колебания я шагнула в бушующее многоцветье, принимая на себя частичку священного огня. Все было готово к оживлению Великого Факела часовни Арден-Сул. И тут мною тоже была избрана сторона Мании — священник Дервенин был значительно более приветлив, чем его собрат и соперник Арктус из Деменции, и это определило мое решение.

К вершинам власти

Тогда появился Шигорат и повелел мне занять место правителя Мании или Деменции, чтобы я смогла сплотить вокруг себя народ во время Серого марша (мнение самих правителей традиционно в расчет не принималось). Сам же Безумный Бог намеревался тихо удалиться, предоставив принцу даэдра Джиггалагу разрушать его королевство. Верх осторожности, ничего не скажешь.

Я расспросила обоих священников о ритуалах коронации домов Мании и Деменции. Деменцию я отбросила сразу же. Вырезать сердце герцогини Сил? Грубо и грязно. Я предпочитаю более тонкие методы. Подсыпать Тейдону яду, например. К тому же мне нравится его корона.

От аргонианки Широкоглазой, придворной дамы Мании, я разузнала в подробностях о ритуальной отраве — зеленой пыльце — и распорядке дня. Не вызывало сомнений, что именно эта ящерица доставляет Тейдону наркотик. Однако раскрыть местонахождение пыльцы Широкоглазая отказалась наотрез. Что ж, придется всего лишь проследить, куда она пойдет в полдень. Заодно выяснилось назначение бюста Шигората, установленного в левой части дворцовой галереи. Хорош замочек для потайной двери. В хранилище плюнуть было некуда от обилия стражи, так что я вынуждена была воспользоваться сильным заклинанием хамелеона, но пыльцу добыла. А потом пробралась на кухню и отравила ужин Тейдона и его вино. Ошибиться было трудно — самый роскошный поднос и самая большая бутылка в буфете.

В восемь часов вечера я сидела за столом одесную герцога и сладко улыбалась его светлости. Он был обречен, хоть еще и не знал этого. После ужина взволнованный Тейдон поднялся и начал читать свое последнее (в обоих смыслах этого слова) стихотворение — довольно посредственное, как по мне, но милое, впрочем. На середине строфы он вдруг схватился за грудь и рухнул навзничь. Сердце его разорвалось. Какая поэтичная смерть.

Я собрала отравленную зеленой пыльцой кровь, отнесла в часовню и выплеснула в чашу на алтаре Арден-Сул. Ритуал коронации был завершен, и Шигорат нарек меня герцогиней Мании. Однако как только я примерила герцогскую корону, внезапно появилась Сил и в весьма дерзкой форме высказала свое отношение к происходящему. Проще говоря, она обругала Шигората так, что даже статуи покраснели, и объявила, что переходит на сторону Джиггалага. Повелитель, проявив неожиданное милосердие, велел страже не препятствовать изменнице.

Это важно: большой разницы в том, чье место вы займете, нет. Однако обряд Деменции, на мой взгляд, скучнее. Вам нужно найти и убить Сил. Маниакально подозрительная герцогиня почует неладное и сбежит, оставив вместо себя двойника. Последуйте за ней в потайной ход. В комнате с заваленной дверью отыщите кнопку на одном из выступов. Ее трудно заметить — но это единственная сложность, возникающая при выполнении задания. Предателем в этом случае, разумеется, окажется Тейдон.

Слишком много кристаллов

Стерва Сил, перед тем как сбежать, сообщила одну важную новость — Предел захвачен силами Ордена Порядка. Вот тут Шигорат пришел в ярость, и неудивительно. Предел следовало отбить как можно скорее.

Я вышла из часовни и вдохнула холодный ночной воздух. Ночью здешние небеса прекрасны: глубокая синь, затуманенная пурпурной дымкой, сквозь которую проблескивают незнакомые созвездия... Через полчаса я покинула город.

Знакомые места едва можно было узнать. Выросшие повсюду, будто грибы после дождя, кристаллы Порядка, казалось, вытягивали из земли все краски и жизненные соки, оставляя лишь мутную серость. Даже веселые изумрудные огоньки, вечно вившиеся вокруг меня, и те теперь медленно оседали хлопьями пепла. Дома выглядели покинутыми. Куда подевались жители? Неужели — мертвы? Я ускорила шаг, почти побежала.

Меня встретили жалкие остатки посланного сюда отряда золотых святых. Даже их сияющих тел не миновала вездесущая серость. Ауриг Деша рассказала, что шпиль в центре Пасваля однажды ожил, и из него начали появляться рыцари Порядка. И сколько их не уничтожали, рыцари упрямо появлялись вновь. Я прошлась по округе, собирая сердца Порядка. Хаскилл упоминал, что с их помощью можно уничтожать кристаллы. Ауриг Деша поклялась, что новая атака последует в самом скором времени. Она явно ожидала от меня приказа возглавить сопротивление. Ну нет. Я не намерена прятаться за чужими спинами. Я — герцогиня Мании и их леди. Деша молча склонила голову, признавая мой авторитет. Указав мечникам и лучникам их позиции, я направилась к шпилю. Вот они!

Ни единой потери. Я могла гордиться собой. Теперь следовало проникнуть в руины Зеддефена, найти основание башни-портала и разрушить его, если не остановив, то хотя бы задержав вторжение. Угадайте, кому пришлось туда тащиться...

Зеддефен находился к югу от города и отлично охранялся. Зато можно было пополнить запасы сердец. Все новые и новые кристаллы Порядка со скрежетом вздымались на моем пути, разрывая каменные плиты, словно шелковый платок.

Уже у самого обелиска я наткнулась на... кого бы вы думали? Шелдена! Того самого редгарда, который именовал себя мэром Пасваля. Трусливый маленький жук бросил всех и спрятался в Зеддефене, да немного не рассчитал и оказался в самом пекле. Шелден умолял вывести его наружу. Да бес ним, драться он умеет, пусть плетется хвостиком. Оставив его расправляться с рыцарями, я подбежала к обелиску. Так, что там советовал Хаскилл? Один за другим я вложила в обелиск три сердца Порядка. Он вздрогнул, переваривая «съеденное»... и, как я надеялась, подавился! Я едва успела отскочить в сторону, как раздался взрыв. Пол затрясся, стены пошли трещинами... Зеддефен содрогнулся, готовясь обвалиться прямо нам на головы. Великолепное надгробие, что ни говори, но я слишком привередлива. Бегом, Мелли!

С бешено колотящимся сердцем (своим, не Порядка) я мчалась по рушившимся на глазах залам, уворачиваясь от обломков колонн и бьющих из ниоткуда молний. Выпрыгивающие то тут, то там рыцари тоже жизни не облегчали. Шелден не отставал; я слышала его тяжелое дыхание. Но в какой-то момент нас все же разделила упавшая решетка. Плевать! Нет времени на сантименты! Я неслась, не разбирая дороги, повинуясь лишь инстинкту, — и он не подвел. Последняя дверь, прыжок — и я, задыхаясь, свалилась ничком на землю, даже не пытаясь укрыться от проливного дождя. Ледяные капли, стекающие по коже, по крайней мере, убеждали меня в том, что я жива...

Плотью и кровью

Деша попросила меня вернуться к повелителю Шигорату с докладом. Что ж, это совпадало с моими намерениями. Теперь я должна была исправить дело рук моих и Джейрида и восстановить Стража Врат, для чего следовало объединиться с Релминой Вереним. Вряд ли она будет счастлива меня видеть, но кого это волнует?

Релмина жила в Зазельме, крепости к западу от Холма Самоубийств. Омерзительное место. Мне даже не пришлось блуждать в поисках волшебницы — меня вели крики боли и ужаса. Я не знаю, что надо сделать с человеком, чтобы он так кричал, и не хочу знать. То тут, то там я натыкалась на исковерканные, изломанные тела — результаты неудавшихся экспериментов. Некоторые из них еще жили, если это можно так назвать.

Релмина занималась любимым делом — мучила. Куда уж до нее симпатяге Хердиру... Перебарывая отвращение, я изложила ей волю Шигората. Возражать сумасшедшая исследовательница не посмела, но послала меня в Сады Костей и Плоти за мистическими компонентами, необходимыми для создания нового Стража: кровяным раствором, костным мозгом, кожной мембраной и экстрактом дыхания.

Это интересно: попробуйте в разговоре с Релминой потребовать отпустить пленников и настаивайте на своем, несмотря ни на что. Возможно, результат вас позабавит...

Не знаю, кто назвал это место садами. Обычная крепость, полная атронахов плоти и прочих «детищ» Релмины. Крайне опасный лабиринт, к тому же сов