Myst V: End of Ages

Предисловие

Я помню день, когда все началось. Стоял май — теплый, нежный, ласковый. Зима давно осталась позади, унеслась прочь в неведомые края, будто и не было ее вовсе. Старик Эшер, мой давнишний друг и сосед, как всегда, сочинял в высшей мере непонятную прозу, сидя на веранде. Помню, он как-то предлагал мне почитать что-нибудь из своего... Почитал — я, правда, ничего не понял, но написано было красиво. Что-то про волшебные миры, невиданных доселе животных и каких-то пришельцев, создавших параллельные вселенные.

— Тебя ждут приключения вне мира сна... Уж я об этом позабочусь, дорогой мой друг... Я помогу тебе покинуть реальность, забыть твои беды и невзгоды. Достаточно одного твоего желания. Слова тут бессмысленны. Это будет мало похоже на дешевые боевики. Жизнь и параллельные миры — штука куда как более сложная, чем это представляется голливудским режиссерам.

Я тогда, помню, подумал — бредит старик...

Часть первая. Ейша. Эшер. Две судьбы

Я очнулся в неизвестном месте. Комната с семью дверями — и только у одной есть ручка — остальные запаяны намертво. Странно это все... Открыл дверь — за ней коридор. На стенах какие-то гобелены — никогда ничего подобного не видел. Я спустился по лестнице. Перед входом в очередную комнату обнаружил чернильницу и пустой блокнот. Что ж, в случае необходимости смогу оставить пару строк потомкам. Думаю, им будет интересно узнать о моих приключениях.

Это важно: отныне вы можете сохраняться! Достаточно нажать на чернильницу вверху экрана — и места, где вы остановились, появятся в блокноте по соседству. Здесь же вы можете помечать, какие загадки решили, а какие нет. Поверьте, это не будет лишним. Если вы захотите вернуться к игре через несколько дней или даже недель — вам не придется мучительно вспоминать, что вы сделали, а до чего так и не добрались.

Я вошел в комнату. Признаться, лучше бы не заходил. Посреди помещения находилась какая-то сфера, похожая на мыльный пузырь. По ее поверхности постоянно проплывали туда-сюда изображения каких-то пейзажей, животных. Все это чем-то напоминало телевизор — правда, звука не было. Я вошел в сферу. Если честно — я ожидал, что она сейчас лопнет, но с ней ничего не случилось. Из чего же она состоит? В центре сферы стоял пьедестал с какой-то табличкой. Я его внимательно осмотрел, даже пощупал — холодный, как сталь. При моем прикосновении он поменял цвет, но я тогда не придал этому никакого значения.

Через пару минут я уже собрался было покинуть это место, так как ничего интересного не происходило. И вот выхожу я из сферы, как вдруг прямо из воздуха передо мной возникает Ейша, племянница старого Эшера. И тут все сразу стало на свои места. Значит, этот сумасшедший не шутил, когда сказал, что меня ждут приключения вне сна!

— Приветствую тебя, странник! Меня зовут Ейша, я...

— Я знаю, как вас зовут! — перебил я женщину. — Вы жили недалеко от меня. Ваш дядя частенько заходил ко мне выпить кружечку пива, перекинуться парой фраз, рассказать какую-нибудь очередную безумную историю. Он все еще пишет?

— О да, дядя продолжает рисовать пером своим новые миры. Но это надо прекратить, и как можно быстрее. Это он уничтожил цивилизацию Д'ни.

— Уничтожил целую цивилизацию? Хм, — задумался я, — а вы, простите, не больны?

— Молчи и слушай, у меня мало времени: чтобы открыть двери во все четыре мира, тебе придется найти двенадцать журналов, разбросанных здесь — в мире Начал. Это не очень сложно. Не забывай, обнаружив комнату отдыха, перемещаться в Диребо, мир мостов, связующий четыре вселенные воедино. Там тебе нужно открывать запоры — иначе ты не сможешь перемещаться между мирами.

Когда все двенадцать журналов будут собраны, отправляйся исследовать четыре мира. Тебе помогут таблички. На них ты можешь рисовать — помни, все живые существа и механизмы воспринимают только то, что ты начертаешь. Мир звуков им неподвластен. В каждой вселенной тебе придется решить множество загадок моего отца. Думаю, ты с ними справишься. Если все пойдет так, как должно, — ты вернешься с золотой табличкой, наделяющей людей небывалой властью. Но не отдавай ее мне и тем более — моему отцу. Лучше всего уничтожь ее. Просто уничтожь! Быть может, тогда эта вереница времен сгинет в тартарары! И последнее. Прости, что не даю тебе и слова вымолвить, — у нас действительно слишком мало времени. Никогда, ни при каких обстоятельствах не слушай моего отца. Лучше вообще его не замечай... Так будет безопаснее и тебе, и...

...И тут она исчезла. Странно, не замечать Эшера... Он не производил впечатления опасного человека. Сумасшедшего — да, но опасного — определенно нет. По всей видимости, у них вообще вся семейка страдает какой-то шизофренией, или как там это называется у психиатров? Манией преследования, что ли?..

Я пошел дальше и натолкнулся на Эшера. Он начал мне что-то рассказывать, но я решил не придавать этому ровным счетом никакого значения, как меня учила Ейша. Мало ли, зачем рисковать — может, и он правда больной? — а мне очень хотелось выбраться из этого дурдома живым и невредимым.

Внезапно налетел ветер (в закрытом помещении, откуда?) и перенес меня в какой-то каньон. И вновь Эшер со своими разговорами... Если честно — он уже начал меня выводить из себя. Я осмотрелся: на стенах каньона нанесены какие-то наскальные рисунки. Видимо, им уже далеко не одна сотня лет. Возле одной из стен я обнаружил лаз вниз, под землю.

Спустился. Внизу оказалось сыро и противно, на стенах пещеры много слизи непонятного происхождения и совершенно отвратного запаха, то тут, то там с диким визгом проносятся летучие мыши, чувствуя себя — и только себя — полноправными владельцами этих катакомб. Я обернулся и вошел в коридор. Вскоре я нашел первый журнал, а пройдя чуть дальше — и второй. Пролистав эти манускрипты, я понял, что Ейша действительно не вполне здоровый человек. Точнее сказать: вообще нездоровый. Возможно, когда-нибудь я и напишу об этом подробнее, но явно не сейчас — уж слишком все непонятно. Какие-то истории про пришельцев, книги-телепорты... Пока у меня одна цель: выбраться и... желательно, остаться в живых.

На левой стороне коридора я обнаружил помещение и вошел внутрь. Это оказалась комната для отдыха. Как я это понял? А чем это еще может быть: много кроватей, прибор, похожий на телевизор, некое подобие кухни. Здесь я нашел третий журнал Ейши. В центре комнаты расположился пьедестал с книгой-телепортом. Дотронувшись до нее, я перенесся в мир Диребо.

Ейша меня не обманула, когда рассказывала о четырех сферах-мирах и мостах, соединяющих их друг с другом. Я открыл затворы, перешел на другую сторону, но оказалось, что и здесь есть замки — открыть их мне не удалось. Пришлось с помощью телепорта возвращаться в подземелье.

Я покинул комнату и прошел дальше по коридору до следующего углубления в скале. Вошел в небольшой туннель слева... Какая удача! Четвертый журнал Ейши. Ну что ж, осталось всего восемь!

Запустив какой-то механизм (там торчал рычаг — и я интересу ради за него дернул), я отправился к кабинке — мне показалось, там должен быть лифт или что-то в этом роде. Мои предположения оказались верными. Это действительно оказался лифт, правда, какой-то странный: если я что-нибудь понимаю в лифтах, он предназначен не для того, чтобы поднять меня наверх, а наоборот — чтобы спустить еще ниже.

Ну что ж — вниз так вниз. Я вызвал лифт. Кабинка подъехала — и через пару минут я уже проваливался куда-то с бешеной скоростью. Казалось — вот-вот стальная конструкция распадется подо мной на части. Но, видимо, это не входило в планы высших сил, а посему добрался я до твердой почвы без особых приключений.

Внизу нашел еще одну комнату для отдыха. Она была обставлена точь-в-точь как и та, что я обнаружил наверху. Здесь я обнаружил пятый журнал, а также очередной телепорт в Диребо. Я вновь открыл ворота мостов, а затем вернулся назад. Вышел из комнаты и отправился к другому лифту. Возле рычага вызова лежал шестой журнал — шестой, между прочим! Я на середине пути! Это меня очень взбодрило. Если честно, приключение сильно меня нервировало. Интересно, почему этот свихнувшийся старик думает, что оно доставит мне удовольствие?

Тот памятный разговор все не выходил из головы. «Я смогу помочь тебе покинуть реальность, забыть твои беды и невзгоды. Достаточно одного твоего желания. Слова тут бессмысленны». И вот теперь вместо того, чтобы тихонечко потягивать пиво, я скитаюсь по каким-то пещерам и неведомым мирам в поисках журналов, написанных сумасшедшей. Уж не сошел ли и я с ума? А почему бы и нет... Лежу, быть может, сейчас в какой-нибудь психиатрической клинике, напичканный лекарствами, изо рта течет тонкая струйка слюны, глаза закатились...

Я решительно отогнал от себя эти мысли и вернулся к поиску журналов. Спустился вниз по лестнице — как всегда, игнорируя речи Эшера. В небольшой комнатке, рядом с каким-то механизмом, я обнаружил седьмой журнал. Нажал на синюю кнопку — агрегат пришел в движение. Не теряя ни секунды (завод мог кончиться в любой момент), я перешел на другую сторону и по коридору, отделанному красным бархатом, добрался до комнаты с механизмом, снабженным желтой кнопкой. Нажал на нее — и отправился в центр огромного зала, чтобы привести пол в движение. Нужно было нажать на красную кнопку в центре — что я без промедления и сделал.

Передо мною открылись четыре выхода. Интуитивно я выбрал второй слева — даже не спрашивайте, почему — я уже давно понял, что далеко не все в этом мире можно объяснить, равно как и понять. Здесь я обнаружил восьмой журнал и повернул очередной рычаг.

Недалеко от этого помещения расположилась комната-клон. Опять кровати, пьедестал, множество непонятых и, по всей видимости, никому не нужных приборов. После очередного посещения Диребо я вернулся в зал с двигающимся полом. Нажал на красную кнопку, потом еще раз, и, пока не началось движение вверх, спрыгнул на платформу.

Я так и предполагал — внизу оказалось потайное помещение. Я спустился по лестнице, подобрал девятый журнал и через стальной коридор прошел в соседнюю комнату. Повернул рычаг: в потолке коридора появилось отверстие — и спустилась лестница. Я поднялся по ней наверх, поднял десятый журнал, нажал на рычаг — в стене открылась дверь. Похоже, мои дела идут отлично! Кажется, я уже близок к разгадке!

Возле закрытой двери я обнаружил одиннадцатый журнал и последнюю — по крайней мере, я на это очень надеюсь! — комнату для отдыха. А вот и последний, двенадцатый журнал! Я дотронулся до книжки-телепорта, очутился в Диребо и открыл еще два засова — теперь все четыре мира связаны друг с другом мостами, а это значит, что большое путешествие вот-вот начнется.

Часть вторая. Спокойствие. Природа. Созидание

Свое путешествие по четырем мирам я решил начать с Нолобена — как его охарактеризовал Эшер, «самого спокойного, умиротворенного и прямо-таки идеального места для проведения досуга и времени, когда хочется побыть наедине с самим собой, душой и мыслями». Звучало заманчиво — особенно после такого, мягко говоря, неприятного начала. Все-таки провести чуть не целый день в подземелье — не самое увлекательное занятие.

Удивительный пейзаж этого мира приободрил меня, как ничто иное. Действительно, очень красиво. Облака, медленно плывущие по небосводу, чайки, кружащие над водой в поисках добычи, далекие горы на горизонте. Что это? Остров? Архипелаг? Континент? И первое, и второе, и третье представлялось вполне возможным.

Возможно, при других условиях я бы даже согласился здесь жить. Разве что провел бы электричество — не могу же я провести всю жизнь без телевизора и видео? Однако, что ни говори, этот мир не мой, и создавали его явно не для меня. Поэтому моей единственной целью было покинуть его раз и навсегда. Потому как нет ничего лучше Нью-Йорка, шумного, ненасытного и великолепного!

Я прошел по береговой линии, вдохнул свежего морского воздуха и почувствовал себя намного лучше. В том месте, где пляж обрывается, я заметил в скале углубление, оказавшееся туннелем. И прошел внутрь. С потолка свисали древние сталактиты, под ногами копошились какие-то насекомые. Кажется, я даже слышал змеиное шипение, а потому предпочел побыстрее покинуть туннель, а то мало ли что может произойти!

Я очутился на другой стороне острова. Боже, как там было красиво! Прибой медленно, грациозно прибивал к берегу все новые и новые волны. То тут, то там на берег выносило ракушки, морские звезды, тину... там и сям мелкие рыбешки били хвостами, изо всех сил стараясь вернуться в родную стихию.

Невдалеке я заметил остров — чем-то он привлек мое внимание. Присмотревшись, я заметил дверь. Вот только куда она ведет? Интересно... Я прошел по воде — там оказалось мелко! — но дальше путь был прегражден огромной скалой. Обогнуть ее без риска для жизни не представлялось возможным. Пришлось отступить и вернуться на другую сторону острова. Тут высоко в небе я заметил каких-то странных птиц. Вначале я подумал, что это чайки, но нет, не похожи — уж слишком резвые. Хотя, как говорила Ейша: «В четырех мирах ты встретишь много такого, о существовании чего никогда даже не подозревал! Поверь, мой отец умеет удивлять. К сожалению, это далеко не всегда приятные сюрпризы».

Я перешел на другую сторону острова. Все как и предсказывала Ейша: вот тент, а вот магические символы. Один из них — видимо, самый важный — был выложен на земле, возле небольшого столика. Что ж, попробуем применить магию здешних миров на практике. Судя по журналам, которые я так старательно собирал, все заклинания, начертанные на табличках, произносят Бахры — местные шаманы. Если честно — мне было страсть как интересно посмотреть на этих людей. Быть может, они имеют что-то общее с шаманами древнего Египта. Это было бы захватывающее зрелище!

Я сходил за табличкой, оставленной в магической сфере. Тяжелая, доложу я вам! С такой ношей далеко не уйдешь! Повозившись с символом, я наконец начертал нечто приемлемое. Положил табличку на землю, отошел и стал ждать. Буквально через пару секунд к табличке подбежало какое-то животное, здорово смахивающее на австралопитека из учебника по «Истории древнего мира». С этой историей, доложу я вам, у меня были большие проблемы на экзаменах в Академии Менеджмента и Права Нью-Йорка! Точнее — не с самой историей, а с ее преподавателем. Хотя что это я разжаловался?..

Так вот, возвращаясь к нашим австралопитекам... в смысле — Бахрам. После нескольких секунд чтения каких-то заговоров с неба начало капать. Вначале несильно, а потом разразился такой ливень, что мне пришлось спрятаться под тент — и все равно вымок до нитки. Ничего себе! Интересно, а если б я случайно начертал символ огня или какой-нибудь кислоты? Нас бы полили или спалили? Невеселая рифма...

Я посмотрел на стол под тентом. Вокруг центрального камня были расставлены четыре сосуда, наполненных водой. Хм... В них отражалось ровно по одному знаку из начертанных на стене. Значит, есть вероятность, что эти знаки — ключевые? О да, Холмс, вы на верном пути! Неужели это миры так действуют на меня? Я ищу подвох буквально во всем! А что если я прав? Будет нелишне запомнить не только знаки, отразившиеся в сосудах, но и их последовательность. Заодно и память потренирую!

Запомнить-то я запомнил, а что делать дальше? Я принял мужественное решение предпринять еще одну попытку добраться до загадочного острова с закрытой дверью. Не скажу, что сделать это оказалось просто. Но... Мне все же удалось. Хотите знать, как? Хотя к чему вам это? Вы ведь вроде как не собирались в сумасшедший дом. Что? Собирались? Ладно — тогда расскажу.

Сначала я добрался до места, где когда-то, судя по всему, разбилось судно. Оно и немудрено: здесь скала не видна из-под воды — штурман мог проглядеть эту подводную глыбу. Дальше мой путь лежал мимо скал, вздымавшихся высоко в небо. Метров сорок-пятьдесят — определенно! И вот с правой стороны я обнаружил долгожданную пещеру, ведущую к закрытой двери. Правда, справедливости ради стоит заметить, что открыть ее сразу мне не удалось — уж очень замок хитрый попался.

Я решил исследовать окрестности. Недалеко от пещеры я обнаружил рычаг. Вначале инстинкт самосохранения не позволил мне потянуть за него, а потом я подумал, что за последний день нажал на такое количество кнопок и воспользовался таким количеством всевозможных механизмов, что, если суждено было бы произойти чему-то плохому, давно уже что-нибудь произошло бы. А раз я пока жив-здоров, то и жаловаться не на что! Подумаешь: одним рычагом больше — одним меньше. И только я так подумал, как рука сама потянулась к агрегату. Раздался грохот — и появилась лестница. Бинго!

Я полез по лестнице вверх и очутился в раю. Я не шучу! Это действительно был рай, не могло же мне просто показаться! Огромное поле, усеянное тысячами цветов, зеленая, сочная трава... Не хватает только коз или овец — получилась бы вылитая Аризона! Эх, моя старая добрая бабушка. Помню, летом я частенько гостил у нее. Цветочный мед, теплые, морщинистые, ласковые руки, друзья, первая любовь... Все это было так давно, что, казалось, и не со мной даже. Безмятежные детские годы... Куда вы делись? Но, увы и ах, времени на погружение в мир прошлого у меня не было. Я судорожно думал, как бы побыстрее вернуться домой! Представляю, что скажет мой начальник...

По периметру поля были расставлены четыре камня с двигающимся верхом. На каждом из них начертано по нескольку знаков — и только один из них принадлежит цивилизации Д'ни. Остальные, увы, мне вообще неведомы. Чуть поодаль расположилось помещение с окошками — в них спрятаны остальные знаки. Думаю, мне это как-то должно помочь, стать подсказкой, проводником в решении этой хитроумной загадки.

Для начала я закрыл все окошки, а затем открыл самое первое. Здесь оказался знак, который я уже видел в одном из дневников Ейши — значит, это символ Д'ни. С другой стороны здания находится аналог этому знаку — но на языке местных шаманов. И это еще далеко не самая сложная загадка из тех, что мне пришлось решить. Эти миры прямо-таки кишат всевозможными препятствиями, а преодолеть их бывает ой как непросто. Впрочем, в жизни все происходит точно так же. И, к сожалению, далеко не всегда мы приходим на финиш первыми. Но это не тот случай. Мне было жизненно необходимо вернуться в Нью-Йорк — к работе, жене, детям. К обычной человеческой жизни, в конце концов! Поэтому, стиснув зубы, я отправился дальше.

Что ж, теперь мне было достаточно всего лишь расставить нужные знаки на четырех пьедесталах в той последовательности, которую я запомнил еще со времен тента и знаков, отражающихся в сосудах. Естественно, особых умственных или физических затрат это не потребовало.

Я вернулся к сфере-телепорту, взял волшебную табличку (а что, по-вашему, вызвать дождь — это плевое дело?) и вошел в здание. Теперь-то дверь открыта. А всего их оказалось четыре! Значит, механизм наверху регулирует работу дверей? Должно быть, так оно и задумывалось!

В центре помещения находится пьедестал. Думаю, он заодно был и телепортом, точно таким же, как магическая сфера. Я положил табличку у подножия пьедестала — так будет надежнее. Главное, чтобы шаман ее никуда не утащил. Есть у них такая вредная привычка: чуть замешкаешься, как он — хвать! — и унес ее! Но ничего, мы сами не лыком шиты — если что, будем отбиваться до последнего... вздоха, что ли? По-моему, так говорят герои дешевых голливудских фильмов.

Я поднялся по лестнице на второй этаж, и здесь меня застал врасплох Эшер. Увы, на этот раз пройти мимо не удалось — пришлось задержаться на длительный разговор. Я и не думал, что он может быть таким болтливым! С другой стороны, нельзя не признать, что он поделился со мной весьма ценной информацией.

— Приветствую тебя вновь, мой гость, — несколько пафосно начал он.

— Гость? — удивился я.

— Да, ведь это моя лаборатория. Здесь я частенько изобретаю всякие механизмы...

— ... а потом раскидываете их по мирам, чтобы такие же заложники положения, как и я, мучались. Угадал?

— Почти, мой друг, почти, — рассмеялся Эшер. — Но ты ведь сам выбрал свой путь, ты сам пришел ко мне, ты сам попросил меня изменить твою жизнь, покончить с рутиной. Разве я не изменил ее? Или, быть может, ты считаешь, что этот мир можно назвать обыденным? Этот закат? Этих птиц? Этот остров?

Я отрицательно замотал головой:

— Вы не сказали, что меня ждет. Да, вы изменили мою жизнь, но стоило ли это делать? Или вы думаете, что я счастлив, находясь у вас в плену?

— В плену? Ты, наверное, бредишь... И перестань называть меня на «вы»! — удивленно вскинул брови Эшер. — Ты волен покинуть этот мир в любой момент...

— ... чтобы очутиться в новом. А если я хочу вернуться домой? К своей семье, к жене, детям, работе... к рутине, в конце концов! Как мне это сделать?

— Достаточно выполнить свою миссию — и все вернется на круги своя.

— Миссию? — переспросил я. — И какова же моя миссия?

— В каждом из четырех миров она своя. Тебе достаточно существовать в мире, чтобы понять, что надо делать. Не думай — просто иди своим путем. Сердце само подскажет тебе, что делать и как. Иначе бы ты сюда не попал.

— А почему шаман не смог сюда войти, чтобы забрать дощечку?

— Они боятся этого места как огня. Змеи... Видишь ли, Бахры не особо их почитают. А теперь я вынужден тебя покинуть. Помни: сердце приведет тебя к выходу. Только сердце. Научись слушать его!

И не успел я и рта раскрыть, как он исчез. Интересно, что значит «сердце приведет тебя к выходу»? Что он имел в виду?

Я обследовал лабораторию. В кипе бумаг я нашел зарисовку Эшера с символом змеи. Что ж, это полезно запомнить! Думаю, сей знак пригодится мне на этом острове еще далеко не один и не два раза!

Я обернулся — лестница сзади меня поднималась на деревянную платформу. Забравшись по ней, я обнаружил еще одну платформу, а затем еще, правда, прикрепленную высоко к потолку. Как же мне до нее добраться? Кажется, на пьедестале, в магической сфере я видел какой-то знак, здорово напоминающий лестницу. Быть может, он мог бы мне помочь? Я спустился вниз, подобрал магическую табличку и, сопровождаемый внимательным взглядом шамана, вернулся к точке своего прибытия. Подошел к алтарю, достал табличку и начертил символ, изображенный на пьедестале.

Я положил табличку на землю и вышел за пределы сферы. Не успел я сделать и нескольких шагов, как туда ринулся шаман и начал усиленно что-то выводить на пьедестале. Новый символ! Жаль, пока он мне ничем не поможет. Прежде чем я смогу получить доступ к лестнице, необходимо как-то закрыть лабораторию. По крайней мере, в разговоре с Эшером, оставленном за кадром этой повести, проскользнул такой намек.

Я вернулся на поле с цветами и поменял знаки на пьедесталах — двери закрылись автоматически. Теперь можно было возвращаться в сферу. Я нажал на знак, оставленный Бахрой, и тут же перенесся в лабораторию. Волшебную табличку пришлось оставить на полу — забраться с ней по лестнице было бы невозможно! И без нее мне пришлось несладко. Лестница была смазана каким-то маслом — и подъем наверх оказался сущим адом! Пару раз я уже готовился проститься с жизнью — падение с высоты двадцати метров не самое безопасное времяпрепровождение.

Наконец я выбрался наружу. Впрочем, открывшийся мне вид стоил испытанных мною мучений. Такого великолепного, завораживающего дух, пронизывающего до мозга костей пейзажа я никогда еще не видел, да и не увижу, как мне кажется. Описать это словами? Давайте попробую... Представьте, что вы смотрите на предзакатное небо. Оно, будто ванильное мороженое с клубничным джемом, манит вас, соблазняет чуть пряным, сладким ароматом. На улице жарко, рубашка от пота прилипла к телу. Вы берете чайную ложку, затаив дыхание, черпаете мороженое и, прикрыв глаза от предвкушения грядущего насаждения, отправляете заветное лакомство в рот. Вот нечто подобное почувствовал и я.

На крыше лаборатории, в самом центре, я обнаружил еще один пьедестал со знаком, оставленным здесь, по всей видимости, одним из жрецов. Но... они ведь боятся змей, ведь так сказал Эшер? Хотя почему я должен верить ему? Разве он еще не доказал свою полную непредсказуемость? Но и другого пути у меня нет. Придется рискнуть!

На крыше была установлена огромная линза. Я заглянул в нее и увидел ту самую скалу, помешавшую мне пройти в грот с затопленной потайной дверью. Кажется, теперь я начинаю понимать, как ее можно уничтожить!

Я забрал волшебную табличку и нарисовал на ней знак, оставленный Бахрой на крыше лаборатории. К сожалению, оказалось, что не все так просто. Пришлось возвращаться в магическую сферу и нажимать на знак, начертанный на пьедестале, чтобы вновь очутиться на крыше лаборатории. Я встал напротив линзы и начертил знак змеи — он похож на букву «з», смотрящую в другую сторону. Это должно было успокоить шаманов — ведь они, как выяснилось, жутко боятся змей, а в особенности — гремучих гадюк и ужей. И если насчет первой все предельно ясно, то чем им не угодил мирный уж — осталось загадкой.

Я спустился в лабораторию — и с помощью порта перенесся в магическую сферу. Отсюда мой путь лежал к холму, перекрывшему путь к таинственному острову. Когда я очутился возле каменной глыбы, Бахра на крыше здания произнес заклинание — и глыба исчезла! Правда, всего на несколько секунд — но и этих мгновений мне хватило, чтобы добраться до острова-мятежника.

Это важно: помните — если вы замешкаетесь, то шансов исправить положение уже не будет. Поэтому проверьте, чтобы ваше последнее сохранение не было уж очень древним, иначе придется все проходить заново!

Мне открылась новая магическая сфера и знак Бахры. Нажав на него, я вновь очутился в том месте, где начал путешествие в этом мире. Я положил табличку на пол и покинул сферу. Вернувшись через пару минут, я обнаружил, что на пьедестале появился очередной знак. Я нажал на него и переместился в пещеру. Здесь меня уже поджидал Эшер.

— Значит, тебе все же удалось добраться до финала в этом мире, — не без издевки заметил он. — Молодец, не ожидал от тебя такой прыти!

— А ты, наверное, хотел, чтобы я остался здесь навсегда? В этом идеальном мире? С его ирреальным пейзажем, флорой и фауной. Со странными механизмами, с Бахрами, волшебными сферами и табличками. Ты ведь этого хотел, не так ли?

— Да, хотел! — перешел на крик Эшер. — Но у меня есть еще три шанса оставить тебя в гостях на веки вечные!

— Но зачем тебе это надо? — недоумевал я. — К чему все это? Игра? Ты получаешь от этого удовольствие?

— Удовольствие? А ты не думал, что я тоже заложник своего творения? Я не могу выйти за рамки этих миров. Мне нужно общение. Даже эта перепалка доставляет мне огромное удовольствие!

— А Ейша? Почему не она?

— Потому что она презирает меня. Я для нее пустое место!

— Равно как и для меня!

— Ну что ж, меня не обязательно любить. Даже наоборот, лучше, что все получилось так, как получилось. Уверен — в следующем мире ты застрянешь надолго. Удачи не желаю — она тебе все равно не понадобится!

И он исчез так же внезапно, как и появился. А я еще долгое время не мог придти в себя, тяжело вздыхал и, как не раз в детстве, покусывал губы. Когда-то это здорово помогало мне сосредоточиться.

Часть третья. Метель. Душа. Детство

Свое путешествие я решил продолжить в мире вечного мороза и холода. Тагира ждал меня. А быть может, и нет... Иногда мне казалось, что каждый мир обладает душой, характером.

Нолобен — ярко выраженный романтик: добрый, иногда стеснительный мальчик, который никогда первым не подойдет к понравившейся ему девушке, а потому полжизни проведет в мучениях, а вторую половину в аду — потому что женится не на той, не тогда и вообще непонятно почему.

Другое дело — Тагира. Это холодная страсть: роковая красавица, разбивающая мужчинам сердца направо и налево. Тагира — это сила и красота, страсть и безумие в одном флаконе. Этот мир пришелся мне по душе, ведь он так похож на милый Нью-Йорк зимой. Да, здесь нет небоскребов и толпы людей не снуют туда-сюда в поисках рождественских подарков, но ведь не это делает Нью-Йорк Нью-Йорком. Дело тут в какой-то определенной, непередаваемой атмосфере. И вот эта атмосфера, затронувшая самые потайные струнки моей души, была и в Тагире.

Проблемы в этом мире начались с самой первой минуты. Как оказалось, магическая сфера находится в пещере, заваленной со всех сторон снегом. И как тут выберешься? Даже если копать — все равно снега наметет не меньше, чем было, если не больше. Так зачем этот сизифов труд?

— Проблемы? — раздался за моею спиной язвительный голос.

— Как ты догадался, Эшер?! — поддельно удивился я. — Неужели решил мне помочь?

— В общем-то, да, — широко улыбаясь, произнес он.

— С какой это стати? — с подозрением спросил я.

— Ну, во-первых, от тебя мертвого мне никакой пользы нет. Поэтому я, естественно, не дам тебе замерзнуть в этой пещере...

— ...а во-вторых?.. — подтолкнул я его к следующей мысли.

— А во-вторых, это ведь все одна большая игра — и мне хочется продлить ее как можно дольше. Я не хочу, чтобы шоу закончилось на второй серии. Мне хочется увидеть финал этой истории...

— Шоу? — начал злиться я. — То есть я для тебя что-то наподобие клоуна?

— Нет, конечно, ты гораздо интереснее клоунов! Уж поверь, так насмешить меня не удавалось еще никому.

— Я говорю или делаю что-то смешное? — удивленно вскинул я брови.

— Ты смешно думаешь. У тебя на самом деле весьма оригинально устроен мозг... Иногда твой ход мыслей меня доводит прямо-таки до истерики. Ты воспринимаешь, как правило, все слишком серьезно, а это, поверь мне на слово, очень неправильно. Тем самым ты здорово подставляешь себя!

— Подставляю? Себя? Кому? Подо что?

— Под удар! Ты неправильно расставляешь акценты. Думаешь о конкретных вещах, совсем не обращая внимания на общую картину. И это делает тебя уязвимым! Впрочем, извини, мне пора... Надеюсь, у нас еще будет время это обсудить. Скажем, в финале этого мира. Если ты, конечно, доберешься до него. — И он исчез.

— А помощь? — только и успел произнести я, но мой вопрос повис в морозном воздухе.

Придется выбираться самостоятельно. Я внимательно осмотрел пещеру. Ведь должен же где-то быть выход, иначе Эшер просто оставил бы меня здесь умирать. А он хотел помочь, что-то подсказать. И подсказал бы, если бы опять не ударился в лирику! На снегу, недалеко от заваленного выхода, я обнаружил очередной магический знак — надо его запомнить, вдруг пригодится!

Недалеко от рисунка я краем глаза заметил трещину. Странно, ведь если лед треснул — значит, под ним пустота. А раз под ним пустота — возможно, там есть какая-нибудь лазейка, ведущая наружу! Воодушевленный этим открытием, я несколько раз прошел туда-сюда по разлому, надеясь, что под тяжестью моего тела лед провалится. Но увы — я слышал лишь противный треск и ничего более. Нужно что-то потяжелее! А что, если воспользоваться магической табличкой? Назвать ее легкой — язык не повернется! А если она и упадет в пролом — Бахра все равно ее отыщет и вернет на место. Это я хорошо усвоил!

Я взял табличку — тяжелая! — и подошел к трещине, положил ее и отошел на безопасное расстояние. А вдруг там пропасть: исключать такую возможность было нельзя. А умирать так глупо мне совсем не хотелось! Время потекло предательски медленно. И когда я уже было смирился с поражением, лед треснул и образовался огромный пролом. Описывать ужасный шум, сопровождавший природные процессы, я не стану — это, как в таких случаях принято говорить, надо было слышать. После того как снег, взметнувшийся ввысь, поулегся и я решился открыть глаза, стало ясно: Эшеру еще предстоит со мной встретиться. И, надеюсь, далеко не один раз!

Я спустился по пролому вниз. Сделать это оказалось не так просто, как обычно показывают в фильмах про альпинистов. Поверьте, держаться там было практически не за что. Приходилось в буквальном смысле цепляться за каждый выступ — иначе можно сорваться вниз, а это ничего хорошего не предвещает. Но вот наконец опасность миновала: я встал ногами на твердую почву. Очень хотелось закурить, но, во-первых, я бросил лет семь назад, а во-вторых, что куда как важнее первого пункта, у меня не было с собой ни сигарет, ни зажигалки. А я не думаю, что Эшер разместил поблизости табачную лавку. Хотя почему и нет? От эт