Tales of Monkey Island: Rise of the Pirate God

18.04.2010 15:31

Да что там — в путь, братцы, и прочь родной берег,

Покуда наш ветер, покуда курс верен,

Покуда ты весел, покуда ром в кружках,

Не умолкать песне ни в бурю, ни в штиль!

Екатерина Ачилова, «Матросская развеселая»

Как бы ни скромничала команда Telltale Games, открещиваясь от громких слов вроде «возрождение серии» или «возвращение Гайбраша Трипвуда», возвращение и возрождение все ж таки состоялись. Пятую игру Monkey Island студия выпускала по частям, что отчасти напоминало подписку на хороший комикс. Впечатление усиливалось еще и тем, что в конце каждой главы отважные герои неизменно влипали в очередные неприятности — и чтобы узнать, как они будут выпутываться, приходилось ждать еще месяц. А поскольку каждая глава сама по себе — вполне завершенная история, получилась сказка с продолжением.

Но все когда-нибудь заканчивается, завершена и последняя, пятая часть Tales of Monkey Island — Rise of the Pirate God. Время подводить итоги.

Tales of Monkey Islandоказалась вполне законной наследницей предыдущих историй про капитана Трипвуда — Могучего Пирата™ и, как следствие, неисправимого авантюриста. Следуя веяниям времени, серия примерила 3D-графику — вполне удачно, на наш взгляд, — и осталась верна себе: яркое солнце и синее море мира Monkey Island, пиратская романтика, которая деликатно и при этом шустро двигает вперед действие, удачно притворяющееся авантюрной комедией; множество живописных в своей неповторимости образов и, конечно, Зловещая Магия Вуду.

Пожалуй, основным и чуть ли не единственным недостатком отдельных эпизодов новой серии была их краткость — на одну главу уходит не больше шести-восьми часов живого времени, — но если рассматривать совокупно все пять частей, претензия отпадает сама собой. Остается лишь некоторое неудобство в управлении главным героем, на которое кто только уже не жаловался. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это неудобство было фатальным или непреодолимым.

Рассказывая о первой части — Launch of the Screaming Narwhal, — мы обещали, что будет интересно, предрекали возвращение старых знакомых и появление новых и сулили Гайбрашу и его красавице-жене очередные необыкновенные приключения. И, что приятно, все эти пророчества, как в пасьянсе-гадании Леди Вуду, сбылись: Telltale Games действительно выпустили в свет Monkey Island V. Порядковый номер, присвоенный игре поклонниками жанра несколько заочно, пришелся впору.

Раскладывая Вуду-таро

— Тебе придется там работать, Джек. Души умерших переправлять на тот свет. Или стать таким, как Джонс.

— Мне не пойдут щупальца...

к/ф «Пираты Карибского моря 3: На краю света»

И начнем мы на этот раз с конца — то есть с концовки. Полагаю, то, что ЛеЧаку из-за Гайбраша опять крупно не повезло на пути завоевания мира, уже никого особенно не удивит. На этот раз ставка была так высока, что вуду-демону впору посочувствовать: он так хотел стать богом... Но Гайбраш все-таки обаятельнее, а это важно: а иначе с чего бы всем этим прекрасным женщинам так о нем заботиться?

Итак, в конце четвертой части, The Trial and Execution of Guybrush Threepwood, нашему авантюристу очень не вовремя изменила пиратская фортуна — и для начала ему при нашей деятельной поддержке предстоит выбираться с того света. Хм, ну если это в свое время удалось ЛеЧаку, то почему Гайбрашу должно повезти меньше? Положение, правда, осложняется тем, что наш неугомонный враг буйствует вовсю и везде.

Разделив игру на пять частей и растянув тем самым удовольствие почти на полгода, создателиTales of Monkey Islandрисковали: ожидание могло разжечь любопытство, а могло и убить интерес к серии. Окажись игра чуть менее динамичной, будь ее части чуть хуже подогнаны друг к другу — и расчет превратился бы в просчет. По счастью, этого не случилось.

Приключения Гайбраша... впрочем, в случае с капитаном Трипвудом «приключение» почти всегда означает «неприятность». Так вот, неприятности Гайбраша от серии к серии все больше походят на американские горки: чем дальше, тем сильнее захватывает дух.

Так, счастливое спасение из брюха гигантского ламантина в конце третьей части, Lair of Leviathan, обернулось предательством, которого Гайбраш никак не ожидал от своей прекрасной, хоть и временной союзницы, Морганы ЛеФлэй. За предательством последовал плен, за пленом — суд, следствие, приговор... и новая неприятность, на настоящий момент, пожалуй, самая крупная в бурной карьере Могучего Пирата™.

Локаций, по которым пролегает извилистый путь нашего авантюриста, немного, и они обычно невелики. Этим красочным минимализмом Tales of Monkey Island напоминает хороший комикс; населенные точки Карибского моря в основном представляют собой небольшие островки, которые Гайбраш сначала вдумчиво исследует вдоль и поперек, а потом покидает — иногда безвозвратно.

Исключение — пятая часть, которая объединяет все эти кусочки суши (и не только суши!) и добавляет к уже исхоженным тропам карту дорог загробного мира.

Несмотря на исключительное миролюбие Могучего Пирата™, он умудряется наживать себе врагов в самых неожиданных местах и ситуациях. Например, покинув в The Siege of Spinner Cay — второй части серии — русалочье государство, в третьей Гайбраш попадает в желудок левиафана. Вместе с «Нарвалом», на котором по-прежнему нет ни одного прямого гвоздя, старшим помощником Реджинальдом ван Уинслоу и очаровательной Морганой ЛеФлэй, посланной за его, капитана Трипвуда, головой.

Казалось бы, в таком отчаянном положении не до глупостей, верно? Однако во внутренностях гигантского морского млекопитающего обнаружатся две враждующих группировки: дон Коронадо, Великий Исследователь™, и его мятежная команда. Разумеется, Гайбраш не сойдется с ними во взглядах.

Вообще говоря, если перечесть всех, с кем капитан Трипвуд за пять глав не сходился во взглядах и мнениях, хватит на небольшое кладбище. Почему именно на кладбище? А вот как-то так все время получается... Да и на том кладбище, куда в финальной части Гайбраша закинула злая судьба, не счесть знакомых имен. Хотя как раз те, кого он был бы рад встретить — а главное, навсегда оставить — на том свете, по тем или иным причинам там отсутствуют. Кое-кто, как, например, Стэн, просто неубиваем и всех нас переживет; кто-то, как маркиз ДеСинж, слишком уж не от сего, в смысле, не от пиратского мира; кто-то, как Багай, один из матросов дона Коронадо, просто сумел вовремя отвертеться.

Обещанные новые знакомства, равно как и возобновление старых, оказались если не всегда приятными, то неизменно увлекательными. Сумасшедший хирург, Великий Исследователь™, очаровательный Охотник на пиратов и многие другие... кое-кто за время игры успевает несколько раз переменить сторону, из врага превращаясь в союзника и наоборот; кое-кто до конца остается верен выбранному курсу. Соскучиться при этом не получится ни с теми, ни с другими.

Знакомство с Морганой наш герой свел в начале второй части: посланная по его душу охотница за сорвиголовами оказалась пылкой поклонницей Гайбраша Трипвуда — что, впрочем, не помешало ей лишить кумира левой руки. Не то чтобы для красивой девушки было жалко какой-то там руки, да и замена нашлась превосходная, опробованная многими поколениями пиратов, но опасения, что в следующий раз ей понадобится нога или глаз, несколько портили удовольствие от обновки. Впрочем, в русалочьем королевстве нашего героя ждал сюрприз похлеще, и оторопь при виде человекоподобного ЛеЧака, совместно с Элейн занимающегося репатриацией карибских обезьян, заставила Гайбраша до времени забыть о прелестной Моргане.

Впрочем, даже самая прекрасная охотница за головами не смогла бы заставить Гайбраша забыть о любимой жене. Как в финале напомнила мужу Элейн, за годы совместных приключений стали более чем очевидны две истины: во-первых, у нее всегда есть какой-нибудь план, а во-вторых, Гайбраш непременно появится именно тогда, когда его помощь будет совершенно необходима.

В конце концов этот брак не удалось разрушить даже ЛеЧаку, хотя нельзя сказать, что он не старался. Поэтому как бы ни нравилась нам Моргана и сколь бы многообещающим ни казался их с Гайбрашем тандем, причин для ревности у Элейн было значительно меньше, чем поводов. Примерно столько же, сколько у ее мужа.

Хотя, конечно, трогательная забота о преображенном ЛеЧаке могла бы заставить усомниться в том, что ухаживания бывшего вуду-демона вовсе уж не принесли плодов. Если бы не финал.

На самом деле конец первой части вызывал немалые опасения по поводу исхода долгих и доселе безуспешных попыток ЛеЧака завоевать если не сердце, то по крайней мере руку Элейн. Трудно не посочувствовать человеку, на глазах у которого его лучший враг дарит цветы его жене. Получается, пока он решал проблемы природных аномалий, разбирался с местным злым гением, который едва не ампутировал ему пораженную вуду-проклятием руку, в одиночку брал на абордаж корабль и выслушивал головоломные советы Леди Вуду, они тут цветочки нюхали!

Что касается Леди Вуду, она по-прежнему могущественна, загадочна и щедра на многозначительные советы, чреватые непредвиденными последствиями. Впрочем, для нее все эти последствия, похоже, вполне ожидаемы — и, более того, входят в некий непостижимый вуду-план.

Интересно, что бы сказал Гайбраш, если бы узнал об этом наверняка?..

Пасьянс сошелся

— Сказке конец? — спросил Кристофер Робин.

— Конец этой сказке. А есть и другие.

— Про Пуха и про меня?

— И про Кролика, про Пятачка и про всех остальных.

А.А. Милн, «Винни Пух и все-все-все»

Что ж, очередное противостояние Гайбраша и ЛеЧака окончено, и небо над Карибами прояснилось. Состав воды останется неизменным, моря крови отменяются, а капитан Трипвуд с супругой под пестрым парусом «Нарвала» плывут навстречу новому дню — и, надо полагать, новым приключениям.

А тем временем Леди Вуду все раскладывает свой пасьянс и наверняка что-то замышляет.

Беспокойное посмертие капитана Трипвуда

Во время секретного совещания у Гитлера в бункер входит некто. Ни на кого не обращая внимания, подходит к сейфу, открывает его своим ключом и начинает что-то искать, сбрасывая документы на пол.

— Кто это?! — восклицает Гитлер.

— Штирлиц, русский разведчик, — отвечают ему.

— Так почему его не задержат?

— Бесполезно — все равно выкрутится.

Анекдот

Как мы помним, Могучий Пират™ Гайбраш Трипвуд, пытаясь уничтожить своего закадычного врага, вуду-демона ЛеЧака, нечаянно напустил на Карибы загадочную вуду-болячку, поражающую только пиратов, и в течение четырех предыдущих глав искал лекарство от нее, а также утерянную в ходе катаклизма жену, тоже пострадавшую от заразы. На острове Флотсам Гайбраш обрел корабль, врага и союзника, но главное — цель; по дороге от Флотсама в Спиннер-Кей — потерял левую руку и нашел врага и поклонницу в одном лице; в Спиннер-Кей его самого нашла маленькая война, великое сокровище и благодарность Морского Народа. Затем капитан Трипвуд угодил в брюхо гигантского ламантина, а выбравшись, с его помощью добыл Великую Губку — ключ к исцелению всей пиратской акватории (а главное — Элейн!) от ужасной болезни, поражающей тело и дух всякого пирата, честного и не очень.

На этом, однако, приключения нашего героя не кончились: четвертая часть повествует, как Гайбраш Трипвуд был предан. И, несмотря на то, что Могучему Пирату™ удалось избежать неправедного суда, казни и множества ловушек, коварный ЛеЧак вернул себе утраченную было Силу Вуду и убил Гайбраша. Точнее, наоборот, если соблюдать хронологию.

Разумеется, мы были уверены, что капитан Трипвуд как-нибудь выкрутится, однако выкручиваться нам с ним придется вместе. А выбираться придется, ни много ни мало, с того света!

Билет на потусторонний паром

Разбуди меня, бабочка — четыре крыла,

Да по всем углам развесь свои миражи,

Подожди меня, лодочка — четыре весла,

Я дойду к тебе, потому что я жив.

Олег Медведев, «Сказка никогда не кончится»

Удивительно ли то, что загробная жизнь начинается с гроба? Точнее, с могилы? Пожалуй, нет.

Поэтому не будем удивляться, а будем выкапываться, не обращая внимания на жизнерадостную дворнягу, шныряющую по маленькому уютному кладбищу у Врат Перекрестков — здешнего варианта Того Света. Со второй попытки слегка ошарашенный призрак Гайбраша, бледно мерцая ребрами сквозь камзол, проявится в темноте, радуясь возвращению левой конечности и огорчаясь своей безвременной кончине.

А главное — там, в мире живых осталась Элейн. Что угрожает ей — неизвестно, но ждать от ЛеЧака чего-то хорошего... один раз уже пробовали, спасибо. Ну и опять же — сколько можно стоять посреди кладбища и изображать лампу дневного света? Пойдем на выход — благо дорога одна.

Убедившись, что земля поката даже на том свете, мы обнаружим перед собой автомат по продаже грога и небольшой причал, где скучает роскошная гондола, стильно декорированная черепами и призрачными габаритными огнями. На корме торчит весьма колоритная личность: скелет, посох с чьим-то зубастым черепом, черный плащ, золотой зуб.

На все вопросы личность отвечает зловещим «да» или еще более зловещим «нет», но Гайбраш даже мертвый способен разговорить хоть Харона, хоть самого Аида — и Перевозчик вполне человеческим языком объясняет, что в мир живых он никого переправить не может, а продолжение путешествия на тот свет — то есть к Перекресткам — стоит две монеты. Еще он чрезвычайно гордится опрятностью своего транспорта и берет чаевые — банка стоит неподалеку.

Идея расплатиться с Перевозчиком его же деньгами вполне в духе клептомана Гайбраша, но чтобы ее осуществить, надо как-то отвлечь владельца банки. Пошарим по карманам: там, для разнообразия, всего богатства — слабо светящийся Обрывок Жизни и горсточка земли из могилы.

Чистюля, да? А если тебе лодку грязью намазать?..

Работник сферы загробных услуг в испачканную лодку сначала не поверит, а разглядев — кинется оттирать. Мы тем временем выгребаем из банки чаевые и бежим к автомату — разменивать бумажку. Размен дает нужные две монеты, с которыми уже можно идти на посадку.

Обратный билет с того света

Но ты уже стал героем,

тебе нипочем порча,

тебя не берет вуду,

твой след теряют собаки, когда узнают, кто ты.

Олег Медведев, «Герой»

Многократно засвидетельствованный очевидцами «свет в конце туннеля» на поверку оказывается вспышкой фотоаппарата. Ушлый папарацци еще и фотографию предложит купить — сувенир, понимаете ли!..

Вообще, этот Галеб весьма любопытный экземпляр, и его стоит расспросить — и о Перекрестках, и о ЛеЧаке, которому некогда удалось вернуться отсюда в мир живых, и о том, куда, собственно, делся Перевозчик и почему его транспорт стоит бесхозный. Выяснив же, что с Перекрестков можно попасть в три пиратских посмертия — для забияк, для воров и для искателей сокровищ, — что рецепт возвращения ЛеЧак спрятал где-то в окрестностях и что транспорт остается в нашем распоряжении, можно приступать к составлению и осуществлению Плана.

В первую очередь нам нужен рецепт возвращения в мир живых. Отыскать его нам поможет знакомый пес, но для того, чтобы объяснить ему, что искать, нужна принадлежавшая ЛеЧаку вещь, а где ее взять?..

Правильный ответ — в Воровском Логове, расположенном за Серединой, к востоку. Там нас встретит весьма любезный пират самого интеллигентного вида, который портит только отсутствие отрубленных ЛеЧаком рук. Впрочем, это никак не сказывается на его профессиональной деятельности: об этом свидетельствуют груды наворованного добра.

Почетное место в обширной коллекции безрукого клептомана занимает весьма неожиданный предмет: на могильной тумбе торжественно вывешен полосатый носок самого ЛеЧака! А то, что хозяин выставки уже утомился обонять сопровождающее ценный экспонат амбре, нам даже на руку: давно пора обновить собственную коллекцию полезного хлама, а то одинокий Обрывок Жизни — это как-то совсем уж несерьезно.

Больше ничего полезного в Воровском Логове мы на этом этапе не добудем — радушный хозяин с радостью отвернется, чтобы дать дорогому коллеге возможность что-нибудь украсть, но на этом наше с ним общение и закончится. До следующего раза, потому что выпроваживает проворовавшихся гостей он с не меньшим восторгом, нежели встречает.

Следующая остановка — Остров Сокровищ. В самом деле, табличка и внушительная гора золота на заднем плане, равно как и испещренная светящимися Иксами почва, свидетельствуют в пользу того, что именно здесь располагается истинный рай для искателей сокровищ. Обитатель этого милого местечка нам знаком по второй главе. Кажется, именно этому бедолаге пришлось вместе с приятелем рубить для нас каучуковое дерево. А сейчас он светится в темноте, в животе у него — дырка от пушечного ядра, и поразившую наше воображение гору золота насыпал здесь именно он. По его словам, под каждым Иксом спрятан клад, достаточно начать копать. Проверим — благо верная лопата у Гайбраша всегда за пазухой.

Но что это?! Не успел наш герой углубиться в загробную почву и на полштыка, как его обсели какие-то мелкие золотые мухи — что за напасть?.. А... Понятно. Это не напасть, это проклятие. Предупреждала Леди Вуду? Предупреждала. Вот пусть Гайбраш теперь не жалуется, что единственное доступное ему сокровище — это знаменитый пиритовый скелет попугая, усилиями покойного маркиза ДеСинжа распыленный на множество маленьких скелетиков.

Насестом им служит приветственная табличка с многообещающей надписью, черепом и костями. Впрочем, как бы ни хотелось Могучему Пирату™ вернуть говорящую визитку, в руки попугайчики не даются, и поймать их нечем. Зато можно сковырнуть с таблички одну из костей. Зачем? А собаку чем приманивать?..

Собака, как мы помним, обитает на кладбище — значит, туда нам и дорога. Причалив и снова не обнаружив Перевозчика на рабочем месте, прикарманим банку с остатками чаевых. Деньги можно пустить в дело сразу же, отоварившись в автомате бутылкой грога, — и бежать на кладбище. Там стоит немного задержаться ради удовольствия познакомиться с его обитателями: каждая эпитафия — несомненный шедевр, к тому же здесь лежит немало наших знакомых. К примеру, памятный по первой главе щелкопер Нипперкин.

Нас, однако, интересует условно живой абориген. Вон он, хвостатый, носится. Приманив терьера косточкой, устраиваем зверя — теперь его зовут Франклин — на постой в бездонные карманы Гайбраша и возвращаемся к месту предположительного захоронения свитка ЛеЧака. Впрочем, Гайбраш предполагает, а пес... пес после демонстрации заветного носка исчезает со скоростью света. Вне всяких сомнений, он найдет искомое. А вот удастся ли нам найти его?

Долго ли, коротко ли... в общем, если сразу вернуться на Середину, мы найдем там нашу рьяную пропажу, которая не замедлит облаять ничего не подозревающего Галеба. Надо полагать, где-то здесь и зарыта собака. То есть свиток с рецептом возвращения.

Галеб, естественно, будет все отрицать, но пытки носком ему не выдержать. Сокровище ЛеЧака в наших руках. Правда, сундук заперт, а универсальная отмычка осталась на бренном теле. Нет крюка, увы. И другой подходящей железки тоже не видно. Придется проконсультироваться со специалистом.

Специалист, как обычно, примет нас с распростертыми объятиями и без видимых усилий вскроет ларец. Правда, вместо того чтобы отдать Гайбрашу бумажку с заклинанием, закономерно ее похитит, отправив в кучу краденых карт и свитков.

Что ж, сыграем в его любимую игру «ну-ка, отвернись». Пока он в радостном предвкушении ожидает развязки, еще раз покажем собаке носок. Пес отыщет нужную бумажку в считанные секунды, а Гайбраш, проинструктировав питомца, быстренько схватит какой-нибудь сектант с автографом или резную деревянную ногу. Пока владелец этого ценного имущества будет выпроваживать вороватого гостя, Франклин успеет закопать сокровище среди иксов — и по первому же требованию новоявленного хозяина откопает обратно.

Рецепт ЛеЧака незамысловат в действии, но содержит четыре неудобопонятных ингредиента:

— нечто, указующее путь;

— якорь;

— что-то, что придаст храбрости;

— жертва, которую нельзя будет отменить.

Попытка украсть в Воровском Логове путеводный сектант, увы, успехом не увенчается, но у нас в карманах завалялось кое-что получше: верный Франклин. Этот пес, пожалуй, найдет дорогу даже с того света на этот... или, точнее, наоборот. Якорь мы похитим у охотника за сокровищами. Достаточно попросить достойного джентльмена показать, как обращаться с этими его Иксами, — и золотой ключик... в смысле, якорь у нас в кармане.

Что же до храбрости — ею мы уже запаслись: бутылки грога любому уважающему себя пирату должно хватить, чтобы расхрабриться как следует! Осталась самая сложная часть — жертва. Как быть? Собой ради себя жертвовать без толку, а просить кого-то... Ну да, обосновавшегося теперь у автомата с грогом Галеба, к примеру, — он сразу объяснит, куда Могучему Пирату™ стоит пойти с такими идеями. Впрочем, у Галеба можно купить сувенирное фото — Элейн показать. Когда все кончится.

Безрукого вора и охотника за кладами просить также бесполезно, но у нас осталось еще одно место, куда не ступала нога Гайбраша, — отведенная для забияк Пикировочная.

И стоит ли удивляться, обнаружив здесь Моргану?.. Правда, ее настроение явно оставляет желать лучшего, и вообще больше всего это похоже на начальную стадию депрессии: подавленность, раздражительность, апатия. Ее даже разозлить как следует невозможно!.. И еще этот тип, у которого из отрубленной головы торчит призрачная сабля. Вторым клинком бодро размахивает его обезглавленное тело.

Что ж, попробуем расшевелить боевую подругу. Правда, тут этот тип... ну ладно. У него можно позаимствовать рубящий инструмент. А язык у Гайбраша подвешен отменно, хватит на дюжину депрессивных девиц и задиристых голов. Надо только выбирать реплики так, чтобы одновременно утешить Моргану и оскорбить безголового бретера. После третьего подряд удачного комплимента мисс ЛеФлэй утешится — тогда-то и спросим ее совета по поводу четвертого пункта нашего списка. Она, впрочем, высказав кое-какие соображения по поводу первых трех пунктов, посоветует сначала разобраться с ними, а она к тому времени, дескать, что-нибудь придумает.

Что ж, эта женщина плохого не посоветует. Возвращаемся к Середине и складываем в красный круг якорь, собаку и бутылку грога, после чего возвращаемся в Пикировочную и жалуемся Моргане, что по-прежнему не располагаем достойной жертвой.

Дальнейшее доказывает в первую очередь то, что Гайбрашу исключительно везет с женщинами.

Безбилетная дипломатия

Под пожелай-деревья я заботливо сажал свежеубитых кшатриев, героев того неугомонного сорта, которые все норовили удрать из райской Обители, чтобы довершить не законченные в прошлой жизни дела.

Г.Л. Олди, «Сеть для миродержцев»

Правда, задержаться на этом свете капитану Трипвуду пока что не судьба — в конце концов, ему придется иметь дело с большим докой по части Вуду, да еще при поддержке магии Великой Губки. Увы, ЛеЧак без труда справится с неопытным бестелесным призраком, даже подержаться за волшебную саблю нашему герою не дадут.

А самое ужасное — теперь во власти зловещей магии будущего пиратского бога оказалась Элейн. Вдова Трипвуда стала невестой ЛеЧака — декольтированное готично-черное платье, кошмарный веночек-корона, закатившиеся глаза... Дорогая, как ты могла? Это же, в конце концов, безвкусно!.. Дорогая?.. Дорогая, не на-а-а...

...Настала очередь Морганы выводить своего кумира из депрессии. Надо признать, получается у нее неплохо, вот только что делать с ЛеЧаком, Элейн и Великой Губкой, торчащей из образовавшегося портала с того света на этот, — по-прежнему не слишком понятно. Впрочем, если подумать, первоочередная задача — вернуть себе тело. При условии, конечно, что его не кремировали и не похоронили в каком-нибудь наглухо законопаченном мавзолее.

Вопрос «как» по здравому размышлению тоже отпадает, если вспомнить о существовании медальона Леди Вуду, который еще в третьей главе немало нам помог. Портрет живого — и, главное, осязаемого — Гайбраша в него уже вставлен, а изображение его нынешнего состояния у нас в кармане в самом буквальном смысле слова.

Осталось отыскать медальон; последний раз мы видели его на «Ревуне» дона Коронадо Де Кава, а «Ревуна» мы последний раз видели... м-да. В пасти гигантского ламантина. Деваться некуда — надо возвращаться в мир живых и искать там ламантина, «Ревуна» или, на худой конец, дона Коронадо. Впрочем, выход в мир живых открылся не только там, где мы его открывали. У Врат можно выбраться на плот, одиноко дрейфующий в прибрежных водах Спиннер-Кей, — вон и знакомый буек с плакатиком про Великую Губку и гигантского ламантина.

Вместе с плотом в прибрежных водах дрейфует наш первый помощник, а с ним — обезьяна в глубокой прострации. Мистер ван Уинслоу охотно расскажет о своих злоключениях, но разговоры нам не помогут — ламантина, «Ревуна» и дона Коронадо имеет смысл искать под водой, так что... ныряем. По крайней мере теперь Гайбрашу не надо задерживать дыхание.

Внизу мы обнаружим: ни следа ламантина, останки затонувшего «Ревуна», некоторое количество интересных и полезных предметов — и заветный медальон, зацепившийся вместе с непонятным мешком за какое-то местное растение. Которое мы и пошевелить-то не можем. Кроме того, в пещере, где некогда была сокрыта Великая Губка, прячется наш... наша... в общем, милашка Анемон. Вот чья помощь нам бы пригодилась!

Бедное создание слишком напугано ЛеЧаком, взбаламутившим море и вдребезги разнесшим все, что осталось от Спиннер-Кей по завершении морской дуэли между Гайбрашем и капитаном Мак-Гилликатти; однако по ходу разговора выясняется, что морское недоразумение терзается еще одной, более возвышенной страстью, которую питает к... Да-да. Судьба превзошла саму себя: как бы двусмысленно порой ни смотрелся наш бравый первый помощник, ожидать от мистера ван Уинслоу, что он спутается с лицом столь неопределенного пола...

Опомнившись от изумления, уточняем: способно ли это высокое чувство выманить трепетную хвостатую лань из укрытия? — и, получив утвердительный ответ, возвращаемся на поверхность. Ван Уинслоу, услышав, что в пещере внизу скрывается его пассия, расцветает на глазах. Предложим ему написать Анемон письмо.

В считанные минуты изысканнейшее хайку нацарапано на листке бумаги, обернуто вокруг увесистого булыжника — на плоту их целая гора — и брошено в воду. Остается только спуститься на дно и известить адресата.

Восторг и нежность пересиливают страх, и Анемон рыбкой бросается к заветному посланию, по дороге зацепив хвостом водоросль, на которой болтается медальон Леди Вуду. Пока она качается, надо побеспокоить верхнюю в стопке у входа в пещеру раковину. Та выпустит пузырек воздуха и заставит всплыть мешок вместе с медальоном — а там его выловит наш первый помощник.

На поверхности первым делом разубедим ван Уинслоу в том, что этот медальон — дар любви. Он нисколько этим не расстроен и даже готов, раз нам надо, нажать кнопочку, позволяющую лицу с одной половины медальона завладеть телом лица с другой его половины. Довольно извращенный способ, но ничего не поделаешь.

Итак, прилепили на левую половину медальона свое фото, ван Уинслоу нажал кнопку — и Гайбраш...

Клубная карточка для зомби

...и любая проходящая мимо старушка

не только не укажет путь,

но постарается грохнуться в обморок или

грохнуть тебя чем-нибудь.

Тикки Шельен, «Веселая покойницкая с моралью для одного меланхолика»

...Гайбраш обнаруживает себя в хорошо знакомом помещении, несколько неожиданной позе — и весьма неожиданной компании. Причем если для клуба «41» в обществе мистера Гриндстамп — бармена, по совместительству судьи острова Флотсам — нет ничего особенно выдающегося, то старина Багай лично для Гайбраша гость не особо приятный.

Впрочем, едва ли можно перебирать гостями, обнаружив себя на месте крокодильего чучела в обнимку с мишенью для дартс. К тому же если Гайбраш не особо рад видеть этих двоих, то их явление зомби-Трипвуда и подавно не привело в восторг. Придется сдаваться. Мистеру Уинслоу, конечно, нетрудно нажать кнопку еще раз, но зачем плодить сущности?..

Итак, мы сдаемся, и ожившее чучело капитана Трипвуда с удовольствием препровождают в знакомую камеру. Ничего интересного там нет, если не считать плохо держащегося в стене кирпича, под которым нас с Гайбрашем ждет очередной сюрприз: на сей раз нас удивит суровый парень Багай. Кое-какие полезные мелочи, кажется, можно найти в соседней камере, но перебраться туда пока не получится — Гайбраша неведомой, но могучей силой тянет вон из тела. Переведя дух, осознаем необходимость укрепления мистической связи «душа-тело» и отправляемся на поиски доброго совета.

Добрый совет ждет нас у лестницы на Пикировочную. Леди Вуду поразит нас уже одним своим появлением и добьет неожиданной конкретикой рецепта: нужно всего лишь попасть в ее бывшую камеру и отковырять не то от подоконника, не то от стены специальную жвачку, которая поможет Гайбрашу как следует приклеить дух к телу.

Как это устроить? Да проще простого, только сначала надо провести подготовительную работу, явившись в клуб «41» в виде призрака — проход туда как раз в Пикировочной — и в наглую поинтересовавшись у Багая, как он ухитрился спастись от левиафана. Строить предположения нам легко, мы уже почитали его дневничок и знаем, как все было.

Он закономерно придет в ярость, скорчит рожу — нам только того и надо. Отвечаем точно такой же — и дело в шляпе! Подготовка окончена, возвращаемся через Перекрестки на плот ван Уинслоу и просим помощника нажать кнопку на медальоне. Вуаля! Мы снова в клубе, но теперь мистер Гриндстамп встречает ожившего Гайбраша в одиночестве — Багай за решеткой. Это не облегчает диалога, но зато, сдавшись, капитан Трипвуд обнаружит себя в нужной камере.

Осматриваемся, заодно забираем плохо стоящую в углу ведерную кружку, заглядываем под плакат, не столько украшающий стену, сколько маскирующий очень глубокую дырку в ней, и обращаем свой взгляд к улепленному жвачкой подоконнику. С потолка и вовсе целый жвачечный сталактит свисает. И какая из них, спрашивается, нам нужна?.. На вкус не отличишь, да и не хочется наобум пробовать.

Так или иначе, срок нашего пребывания здесь истекает с пугающей быстротой.

В очередной раз вернувшись в свое траченное тлением тело, мы снова обнаружим Могучего Пирата™ в клубе «41», с мишенью в руках и кружкой на левом крюке. Теперь, если попробовать напугать бармена, он промахнется, и струйка из пробитого дротиком бочонка с

 

2020 © "wot-force.ru". Все права защищены. Карта сайта.