EVE Online: The Second Genesis

О, брат! Это жулики. Они замышляют зловещее преступление на крыше!

м/ф «Карлсон»

Одинокий, но очень гордый шахтер мирно ковыряет астероид в глухой полузаброшенной системе. Сияние далеких звезд и пастельные оттенки туманностей наводят на лирические размышления. В голове пилота щелкает воображаемый калькулятор: «Вот, перевезу руды раз пять, куплю новый корабль, побольше! А потом вообще разбогатею, сам буду торговать лутцем и гравицапами».


Внезапно на поле астероидов врывается незнакомый индустриальный корабль. Он медленно подплывает к висящему в пустоте контейнеру. Не обращая внимания на вопли и беготню шахтера, разбойник перекладывает руду к себе в закрома, после чего нахально разворачивается и со словами: «Вот тебе твоя шинель!» — улетает к звездам. Пропал многочасовой труд. Добытая с потом руда уворована. Наглец на грузовичке продаст ее, получит деньги и будет жить-поживать.

Печальный рудокоп тащит жалкие остатки руды на станцию. Ему еще повезло — напоролся на банального воришку. Если бы ему на голову свалился пират, шахтер не отделался бы так легко.

Перераспределение ценностей

С утра был разбужен воплем безумной птицы...

М/ф «Записки пирата»

«Member joined»

Исполнительный директор корпорации «Конец всему» выскочил на голосовой Teamspeak-сервер и крикнул:

— Господа! Объявляю внеочередное заседание гильд... корпорации открытым!

Базар в канале не прекращался. Кто-то ругался, кто-то просил узнать расценки на железки, кого-то обвиняли в укрывании корпоративных ценностей.

— Господа, — заорал директор снова. — Объявляю заседание открытым! Смените пароль, чтобы новички не пролезли. Мы будем говорить о таких делах, которые им слышать пока незачем. Ораторы где? Кто записывается в ораторы, постучитесь ко мне в конво. Всем нельзя, у нас времени не хватит. («Member left».) Заместитель, почему пропадаешь из виду уже третий раз?

Легкие грузовички часто становятся жертвами молодых разбойников. Правда, не всегда с их хозяев есть что взять.

— Он не нарочно, его пираты по Айненен гоняют.

— Понятно. Гляньте на карту, посмотрите, как там в Айненен дела. Что — сотня сбитых за час? Ну, то-то. Теперь прежде всего решим, о чем будем беседовать. Для начала... а ты что хотел сказать?

— Плезде всего надо плояснить воплос пилатов! — выступил вперед казначей гильдии. — Пилаты плезде всего!

— Какие еще Пилаты? — удивился директор.

— Не пилаты, а пилоты, — раздался тонкий голосок.

— Я так и сказал — пилаты! — насупился казначей.

— Пираты? Ну хорошо, пусть будут пираты. А что с ними не так?


— А с ними все не так. Поймают кого-нибудь на воротах в пузырь или в астероидном поле зажмут помехами и долбят пушками! — волнуясь, заговорил заведующий по связям с общественностью. — Могут и корабль сгоряча разбить. Потом ловят в помехи спаскапсулу и просят кошелек или жизнь! А почему, спрашивается, я должен им платить? Они мне руду копать помогали, рыбные места для торговли искали? Пусть мне покажут такой закон, чтобы каждому пирату деньги платить, я, может, тогда и делился бы средствами.

— Недаром говорят, что лучше умереть стоя, чем жить на коленях! — подхватил кто-то в текстовом чате. — Все эти выкупы вздор и ерунда — ничто не помешает пирату подстрелить капсулу, получив деньги. Верить в честность разбойника? Смешно. Мы с терр... пиратами переговоры не ведем!

— И стоб за цузие контейнеры не наказывали! — пискнул кто-то в Teamspeak.

— И еще — чуть только ты забрался в контейнер, метят преступником, — продолжал заведующий по общественности. — Пусть сначала докажут, что это чужое! Оно же в космосе висит, может, его специально пираты повесили, чтобы спокойно на меня напасть потом. Может, оно выпало в бою, а капсула удрала, и что теперь — мне смотреть, как ценности пропадают?

— А почему вдруг говорят, что нельзя в бою отключаться от игры? — забасил замдиректора из далекой системы Айненен. — Если мне это позволяет спасти капсулу.

— Пираты говорят, что для нас же лучше платить им деньги! А с какой стати нам о них заботиться? Они для нас ничего не сделали. Предлагаешь им нормально поохранять наших шахтеров в системе 0.0 за твердую ставку. А они, цацы какие: «Ага, мы пираты... Нет, мы не нанимаемся в охранники!»

— Стоб не месали собирать тлофеи! — пискнул TS.

— А кроме того, мы требуем, чтобы «Конкорд» наказывал воров руды! Мы возмущаемся и протестуем. Воры прилетают, хватают руду из контейнеров, а полиция где-то прохлаждается. Ну и что, что теперь нас не будут наказывать, если мы на них нападем. У нас-то всего-то рудные лазеры, а у них целые пушки! Это раньше рудные лазеры могли бурить корабли, а теперь у нас вообще руки связаны!

— Погоди, не перебивай. Дай сказать! Почему же нельзя таскать контейнеры, если они просто висят в космосе? Если бы там было что чужое, они бы бронированные были с паролями!

— Пароль! Смените его, новички в канал ломятся — и без них лаги одни.

Фрегаты класса Incursus традиционно любимы пиратами за хорошее сочетание цены и боевых качеств.

— Тише, господа! — орал исполнительный директор. — Объявляю, что заседание продолжается.


Казначей снова затрещал микрофоном:

— Я настаиваю, чтоб лассуждали пло пилатов! Я хоцу пло пилатов говолить, а тут в канале кто-то в миклофон дует! Я хоцу, чтоб не было никаких пилатов! Конколд пусть летает везде! Пусть в астелоидных полях ставят автоматицеские тулели! Я не хоцу платить каким-то бандитам, это унизительно! И не смейте называть меня нубом!

— Мы требуем отмены собственности на контейнеры!

— Пусть не заплещают тлофеи собилать! — пискнул кто-то.

— Пираты говорят, что ругаться на них в чате нехорошо. А почему нехорошо? Нет, вот пусть объяснят, почему им стрелять можно, а мне на них орать нельзя, тогда я согласен. А то этак можно выдумать: отключаться нехорошо, ругаться нехорошо, отстреливаться нехорошо, стабилизаторы гиперпрыжка — тоже нехорошо. Нет, мы требуем, чтобы они сначала доказали. Скажите пожалуйста, джентльмены удачи, выдумывают тут правила всякие. Если не платишь — почему нам же хуже? Все равно в обломках корабля много ценностей не собрать. Если все не будут платить пиратам, эти любители халявы обеднеют и займутся честным трудом! Они говорят: «Мы бандито, мы стрелято пистолето... Плати за капсулу десять лимонов, или очнешься на клон-станции». А у меня принципы — ни капли в рот, ни копейки пирату. Почему я должен доверять каким-то разбойникам с большой дороги? Почему клон — нехорошо? Может быть, очень даже хорошо.

— Клон — это холосо!

— И по-моему, хорошо. Я им жить не мешаю, пусть и они мне не мешают. Я ведь к ним не лезу. Сами на голову валятся, я ничего им не должен. Мне наплевать на них! Кто-то таскает у себя на голове многомиллионные имплантанты, когда у самих в карманах шаром покати! Пусть они и трясутся за свои жизни. И мне такие деньги пригодились бы. Однако я не летаю на роскошных кораблях, которые не могу позволить себе потерять. Почему? Потому что я умею рассчитывать риск. А пираты говорят: «Останови корабль, убери дронов, отключи все системы и не дергайся, а то у меня палец на спусковом крючке чешется». Это гнусно. Мы протестуем. А скажешь ему что-нибудь нецензурное в чате — обижается, палить во все стороны начинает. Ишь, обидчивые какие пошли нынче разбойники.

— Позвольте, господа, мы выложим протоколы заседания на сайт гильдии... то есть корпорации. Потом отправим петицию разработчикам. Назовем ее: «Предложения по улучшению EVE». Как оно правильно пишется — «придлажения» или «придложения»?

— И еще чтобы не пасли ворота вдесятером! Это нечестно!

— Ага! Как же записать? «Пасли...» — несолидно как-то. Я напишу: «Эксплуатация недоработок игровой механики путем установления засад на прыжковых вратах с использованием мобильных пузырей помех, линкоров-снайперов и спама космического мусора».

— Стоб тлофеи!

— Нет, сначала запрет на ответный огонь со стороны вора!

— Ну ладно, напишу все вместе: «Требуем запрета ответных боевых действий со стороны воров руды, устранения недоработок, позволяющих устраивать засады на воротах»

После дополнения Red Moon Rising чужие контейнеры лучше не трогать... если хозяин отирается поблизости.

— Тепель пло пилатов!

— Ладно. «Требуем поставить всех пиратов вне закона, чтобы они не появлялись в цивилизованных системах. Выкуп — плохо. Клон — это хорошо».

— И тлофеи таскать!

— «И требуем полной свободы и равноправия для подбора содержимого космических контейнеров. И пусть при этом не вешается ярлык преступника, а все будет как раньше, до введения Red Moon Rising». Подойдет?

— А кто чего взял, напиши, тот совсем не вор руды, а просто так себе — космический мусорщик.

— Да ты чего за воров хлопочешь? Ты не слимонил ли чего-нибудь?

— Караул! Это его персонаж вчера мой мегацит утащил! В контейнере у меня триста тонн первоклассного мегацита лежало, а он все около него на барже терся. Отдавай мне мегацит! Держите его, люди добрые! Ты не мусорщик, ты мусорный человек!

— А-а! Это не я был, это у меня хакеры пароль украли!

— Еще и влет. Мелзавец! Вон из колполации!

— Занесем его в черные списки!

Исполнительный директор вздохнул, положил микрофон и отправился в меню управления корпорацией.

Выгодное предложение

— Интересно, какая статья тебе положена по будущему Уголовному кодексу?

х/ф «Гостья из будущего»

Прыжковые врата засияли белым огнем. Из них медленно и торжественно выплыл элитный фрегат, увешанный оружием. Пилот взглянул на локальный чат, удовлетворенно хмыкнул и начал методично обшаривать сканером ближайшие планеты. Есть! Разворот, разгон, прыжок — и фрегат уже висит на орбите второй планеты. Снова сканер, снова несколько тонких лучей в направлении окрестных астероидных полей. Цель засечена.

«Возраст — полгода... Статус безопасности — ноль... Корпорация вроде не на слуху... Биография скудная... Миллионов на десять, думаю...»

Все оружие в полной боевой готовности. Электрическая сеть и центральный процессор готовы принять на себя тяжесть работы пушек и постановки помех. Разворот, разгон — прыжок. Несколько мгновений задержек, и экран расцветает огромными каменюками, неподвижно висящими в пустоте.

«Вот ты где, красавчик! Всего в двух шагах от точки прыжка».

Ритмично загудел зуммер устройства наведения. Через несколько секунд, когда фрегат взял разгон и оказался в зоне работы электронных устройств, заработала сеть помех. Водитель грузового «Итерона» не успел развернуться для спасительного прыжка и беспомощно затрепыхался. Пиратский фрегат вышел на круговую орбиту на расстоянии нескольких километров. Залп за залпом! Летит защитное поле, дырявится броня.

«Я знаю, о чем он сейчас думает, — мысленно усмехнулся пират. — Попрошу я денег за корабль или за жизнь? Или вовсе ничего требовать не буду?»

Воровать руду у крейсера чревато. Это вам не безответный грузовик, может и огрызнуться.

— Здесь пираты! Помогите!

«В системе нет никого, кроме нас с тобой. Чем ты думал, когда проморгал появление моего имени в чате? Может, ты в этот момент бегал пить кофе? А если будешь кричать — мы тебя вообще... ликвидируем!»

Грузовик тяжело поврежден. Из пробитой обшивки вырываются облака воздуха, в коконе пилота визжат предупреждающие устройства.

«Пора», — пират открывает окно чата-конво:

— Десять миллионов, или я разнесу твое корыто!

— Ты что? У меня нет таких денег!

— А «Итерон» в наследство от бабушки достался? Пятнадцать миллионов! Даю полминуты.

— Да пошел ты!

— Неправильный ответ, — отвечает пират, и залп бластеров разносит корабль на куски. — Это было последнее предупреждение. Двадцать миллионов, или капсула отправится за кораблем...

— Хорошо, я отдам тебе двадцать, гадкий разбойник. Но ты еще за это поплатишься, моя гильдия найдет тебя.

Спасательная капсула поймана в сеть и не может уйти. Но кошелек пирата моргнул — на счету прибавилось денег. Точно ли двадцать? Некоторые хитрят, надеясь на невнимательность нервного пирата, размахивающего оружием, «забывают» приписать последний нолик.

— До свидания, до новых встреч! — пират снимает со спасательной капсулы сеть, подбирает выпавшие из взорванного грузовика железки и после лихого разворота уходит прочь. Не к воротам — там преступника уже готовы «приласкать» автономные пушки. Он уходит в безопасное место — в личную «берлогу», отделенную от всей вселенной сотнями миллионов километров пустоты. Здесь он переждет период активности пушек, прикинет барыши и уймет дрожь в непослушных руках.

Сегодня победил он. Завтра могут разобрать на части его корабль. Такова жизнь звездного пирата.