Prison Break: The Conspiracy

В русских сказках бок о бок с умными старшими братьями обычно живет младший и дурной, который в итоге добивается всего почти без усилий. Пока взрослые родичи ломают головы, как жить дальше, балбес успевает жениться и получить полцарства в придачу.

В американском фольклоре все немного иначе. Вот, например, жили-были два брата, у которых рано умерла мать, а отчим не отличался добрым нравом. Старший, Линкольн, связался с преступниками и пошел против закона, чтобы содержать семью. Попытался остепениться, завел жену и сына, но попал в тюрьму по ложному обвинению в убийстве первой степени — жертвой стал брат вице-президента США.

Младший, Майкл, предпочел кулакам интеллект, стал гениальным инженером и добился успеха. Но по какой-то причине набил татуировку на весь торс, попытался ограбить банк и угодил в тюрьму «Фокс Ривер». Ту самую, где уже сидел его брат. Совпадение? Но чем тогда объяснить, что узоры наколки напоминают детальный план колонии? Нет, ни о каких случайностях и речи быть не может — тут явно пахнет побегом.



Первый сезон сериала Побег (Prison Break) рассказывает о том, как именно один интеллектуал может перехитрить систему. О том, как обычный человек выживает в окружении психов, убийц, педофилов и мафиози. Наконец, о том, что семья дороже всего, особенно когда родного брата хочет подставить Компания — могущественная экономическая организация, которая в прямом смысле контролирует весь мир.

Об этом же повествует игра Prison Break: The Conspiracy. Только в ней мы смотрим на мир глазами одного из агентов Компании, которого отрядили следить за Майклом Скофилдом и Линкольном Берроузом. Теперь у нас есть шанс узнать, что на самом деле творилось в стенах «Фокс Ривер».

Персонажи Prison Break: The Conspiracy похожи на совместное детище папы Карло и доктора Франкенштейна — они действительно внушают страх. Головы прямоугольные, прорисовка омерзительная, мимика отсутствует в принципе... Нет, меньше всего нам хотелось, чтобы Майкл походил на одного из рядовых «быков». Тем не менее сходство налицо. В прямом смысле.

Самое жуткое, что все, абсолютно все герои сделаны под копирку — отличаются только лицами. Вы легко перепутаете лысого зека на выходе из камеры с Сукре или Линкольном, а темнокожего охранника — с его братом-близнецом на подпольных боях. И да, никакой «жизни» в колонии нет: если во дворе кто-то стоит, то он с этого места не сдвинется ни на шаг, что бы ни случилось.

Тюрьма снаружи — еще один писк дизайнерской мысли. Протяжный и несчастный такой писк... На улице, например, должна бы расти зеленая трава, однако создается впечатление, будто асфальт выкрасили в бурый цвет и снизу подписали мелом: «Трава. Росы нет. Дорисуем позже».



Бои в игре просты донельзя — левая кнопка мыши отвечает за обычный удар, правая — за сильный. Никаких болевых приемов, бросков и прочего — зеки «Фокс Ривер» такого, вероятно, не умеют, ну а парень из Компании, скорее всего, хочет уравнять шансы, за что и страдает.

Блокировать требуется исключительно редко, куда проще просто отойти. Идеальная тактика — свалить противника с ног мощным ударом, пнуть и замахнуться на следующий мощный: есть вероятность, что враг опять упадет, ну а дальше схема повторяется до полного уничтожения и финального добивания. Кстати, это самый эффектный момент схватки — кроме «fatality» смотреть больше не на что.

Сами сотрудники «Фокс Ривер» не отличаются ни умом, ни сообразительностью. Бывает, что они вплотную подходят к месту, где прячется Том, светят ему в лицо фонариком и уходят. Однако лучшие моменты — это погони, когда кто-то из стражей закона заметит перебегающего Пакстона. Рыцарь жетона и дубинки тут же ринется вдогонку, но если нырнуть за дверь, то он и не подумает продолжить преследование. Где-то здесь, вероятно, таится скрытая логика. Где-то очень глубоко.

Камеры наблюдения — отдельный разговор. Чтобы врубилась тревога, надо изрядно постараться — скажем, секунд пять не двигаться с места, стоя прямо под «умным» механизмом. Хотите, ударьте камеру, хотите, сдвиньтесь на пару метров — в любом случае все будет в порядке.



А еще создатели Prison Break: The Conspiracy почему-то посчитали своим долгом вставить в игру как можно больше моментов «нажми эту кнопку две секунды назад». Да, так оно и выходит — пока сообразишь, какую клавишу надо ткнуть, можно с легкостью все просвистеть и начать с ближайшего сохранения.

Хотя «сохранение» — это громко сказано. В наличии у нас контрольные точки, которые ведут себя словно нерешительные нервные барышни — то забрасывают в начало уровня, а то и возрождают прямо там, где мы только что кончились. И не дай бог выйти из игры на середине главы — тут и шансов никаких нет, в приказном порядке придется все проходить заново.

Несмотря на то, что весь актерский состав вернулся, некоторые откровенно расслабились. В принципе, их можно понять — при виде своего альтер эго с угловатой головой желание работать отпадает. Больше всего досталось Саре Танкреди, возлюбленной Майкла: сказать, что она на себя не похожа, значит сильно преуменьшить!

Страшненькая картинка, блеклая «Фокс Ривер», однотипные задания, на редкость дурной искусственный интеллект — вряд ли мы ждали именно этого... Впрочем, нет, ждали. Но очень надеялись на лучшее. Эх, надежда, надежда, ты опять умерла последней!

ДОСТОИНСТВА НЕДОСТАТКИ
Увлекательность
6
некоторые сложные моменты, динамичность однообразие заданий, скучные бои, глупые противники
Графика
5
тени, игра света, анимация прорисовка персонажей и окружения
Звук
8
оригинальная музыка, отличная игра почти всех актеров... ...но некоторые явно отлынивали
Игровой мир
6
знакомые просторы, хороший сюжет скомканность, серость
Удобство
6
мало клавиш задействовано, простое управление взлом замков на время, кривые сохранения, «клацни этой кнопкой»
Новизна
нет

Интерес повторной игры
нет
Рейтинг
журнала
60%
Вердикт: Попытка взглянуть на побег из «Фокс Ривер» другими глазами почти уда-
лась, но ключевое слово «почти». Отличный сюжет, любимые герои и замечательные актеры не могут противопоставить общей серости, скомканности и скуке ровным счетом ничего. Да и разглядывать прямоу-
гольные головы персонажей — не самое веселое занятие.
Награда
журнала